НБА
Спенсер Хейвуд
Лен Байас
Дэвид Стерн
Билл Симмонс
Эдди Джонсон
Лос-Анджелес Лейкерс
Бостон Селтикс
Поделиться:
Комментарии:
0

НБА чуть не развалилась из-за кокаина. Употребляла половина лиги: звезды теряли сознание, попадали под суд и даже умирали

Дисклеймер. Помните, что наркотики – зло. Они разрушают все. Не связывайтесь с ними ни в каком виде.

Май 1980 года. Лос-Анджелес. Привычно жаркий день. Легендарная спортивная арена «Форум». Команда «Лейкерс» разминается перед тренировкой. В разгаре – финальная серия НБА с «Филадельфией». После растяжки все игроки встали и закружили пробежку по залу.

Все кроме Спенсера Хейвуда.

Мощный форвард спал, развалившись на паркете. Позже медики выяснили, что перед тренировкой он нанюхался кокаина.

Спенсер Хейвуд

Его инстаграм

«Мы лежали на спине, и холодный паркет казался периной. Я чувствовал, что поднимаюсь под потолком. Так, словно уже умер. Я мог слышать пролетающие рядом самолеты.

Потом все скрылось из вида».

Кокаин пришел в НБА как развлечение богатых − на фоне роста употребления по всей стране

Отчет Los Angeles Times из августа 1980-го утверждает: кокаин в той или иной степени употребляли от 40% до 75% игроков НБА.

Как главная баскетбольная лига планеты до такого докатилась?

Ситуация с тотальной наркозависимостью в НБА напрямую связана с аналогичной тенденций в целом по стране. В  70-е годы США зафиксировали активный рост популярности кокаина. Один из факторов, который ему способствовал − растущее влияние картелей Латинской Америки, которые наладили контрабанду наркотиков в страну.

задержание наркодилеров в одном из американских городов. 60-е

Наркопиком в США считается 1979 год – по результатам опроса, 25 миллионов респондентов признались, что употребляли какой-либо незаконный наркотик за последний месяц. Вот еще одна цифра: 48% выпускников школ 79-го принимали кокаин в какой-то период жизни.

Поначалу кокаин считался исключительно «наркотиком для богатых». Из-за высокой цены его покупали только самые обеспеченные слои населения. Но к концу десятилетия кокаин был уже повсюду: ночные клубы, дискотеки, университетские кампусы. Теперь он продавался даже в самом захудалом заведении любого крупного американского города – низкого качества и сильно разбодяженный.

Возникают ли еще вопросы, почему НБА подсела на кокаин?

Вообще, тогда без наркотиков не обходились и ведущие лиги США по бейсболу (МЛБ), американскому футболу (НФЛ) и хоккею (НХЛ). Но именно в баскетболе ситуация приобрела черты наркоэпидемии.

Среди профессиональных баскетболистов процент выходцев из богатых семей всегда был крайне мал. Во-первых, дети обеспеченных родителей не росли в густых городских районах с баскетбольными площадками. Во-вторых, они не рассматривали баскетбол как единственный способ попасть в колледж или просто выбиться наверх. К 1978 году афроамериканцы составляли 75% от общего количества игроков лиги – и демографически на тот момент именно они часто росли в небогатых районах или вовсе в гетто.

Поэтому, добравшись до больших денег, игроки НБА остро подвергались соблазнам новой жизни. Попав в тусовку звезд и узнав там о средстве, на которое подсаживалась вся глянцевая Америка, многие пробовали его как атрибут среды. По словам того же Спенсера Хейвуда, баскетболисты без труда получали наркотики даже бесплатно: «Кругом было полно народа, которые рады снабжать меня всем, чтобы только побыть моим другом и частью гламурного мира».

Они нюхали, кайфовали, затем рассказывали партнерам по команде. Так создавалась цепная реакция.

Пол Уэстфал из НБА в 70-х-80-х: «Кокаин – везде. Восемьдесят процентов употребляют. Это все равно, что воду пить. Ты нюхаешь для лучшей коммуникации… Этот наркотик богатых в НБА уже давно заменил алкоголь».

Лига едва не пережила коллапс – качество игры баскетболистов-наркоманов падало. Они попадали в психбольницы, получали сроки, дрались, испытывали проблемы с депрессией и сердцем

Вот только несколько жутких историй о наркотиках в жизни звезд НБА того периода.

Марвин Барнс. Этот человек так часто влипал в скандалы, что получил прозвище «Плохие Новости». Забивал на режим, пропускал тренировки, ссорился с тренерами, был осужден за незаконное ношение оружия и хранение кокаина. Который принимал прямо во время матчей: сидя на скамейке запасных, Барнс (на тот момент – форвард «Селтикс») накрывал голову полотенцем и нюхал.

Эдди Джонсон. Угнал «Порше» своего наркодилера. Выпрыгивал из окна второго этажа, спасаясь от открывших по нему стрельбу наркодилеров (уже других). Избил проституток, чтобы отнять у них наркотики. Получил срок за незаконное хранение оружия и наркотиков. Насильно помещался своим клубом («Атланта») на психиатрическое лечение. В 1987-м лига дисквалифицировала его пожизненно. После этого Джонсон окончательно погряз: сотни арестованных счетов, пожизненное заключение за изнасилование ребенка и смерть в тюрьме.

Эдди Джонсон

Спенсер Хейвуд. «Моя основная проблема с кокаином − от него страдал нос. Но когда меня научили его курить, это решило все вопросы. Я как будто одновременно занимался сексом, выигрывал в лотерею и набирал 50 очков. Я не мог перестать улыбаться».

Тот самый парень из начала текста, который заснул на тренировке. Тренер отчислил Хейвуда, и тот придумал месть: созвонился с парой старых приятелей из Детройта и договорился испортить тормоза в тренерской машине. В последний момент Хейвуд отменил план из-за звонка мамы, которая заподозрила преступление: «Ты замышляешь что-то недоброе, не так ли? Я сама тебя сдам. Не собиралась растить такого идиота».

Каждый баскетболист считал, что хитрее всех и скроет эффект употребления. Но кокаин давал слишком много последствий: приступы депрессии и уныния, головокружение, проблемы с сердцем и куча всего остального.

По неудачному совпадению во второй половине 70-х НБА страдала от недостатка ярких звезд (кого-то вроде Майкла Джордана или Леброна). Однозначных величин было только двое – Карим Абдул-Джаббар и Джулиус Ирвинг.

К чему это в итоге привело? Арены едва заполнялись наполовину, телевидение из-за низкого интереса транслировало большой процент игр в записи. Это предсказуемо вылилось в убытки − что влияло на зарплаты баскетболистов и приток талантливых новичков. На этом фоне наркозависимость уничтожала любое будущее.

К началу 80-х НБА стояла на пороге финансового краха.

Один из главных спортивных журналистов США Билл Симмонс вспоминал: «На него [кокаин] серьезно подсели представители всех профессиональных спортивных лиг, но именно в НБА последствия повальной зависимости были видны лучше всего. Эффект кокаина был заметен сразу: мутный взгляд, худоба и резкие перепады в игре. Нет более обнаженного спорта, нежели баскетбол. 

И никто не может отрицать, что в период с 1977-го по 1983-й многие игроки переживали спад, хотя по идее должны были выйти на пик карьеры. Что у некоторых молодых игроков были проблемы в личной жизни (и это было уже невозможно скрывать). Что некоторые ветераны стали странно себя вести, плохо играть и пропускать тренировки. Что карьера многих игроков заканчивалась чересчур резко и неожиданно».

Еще пара биографий.

Дэвид Томпсон. Он же Скайуокер − кумир юного Майкла Джордана и один из ярчайших игроков второй половины 70-х. Вынужденно завершил карьеру в 1984 году в возрасте 30 лет из-за травмы колена. Которую он получил не на площадке, а в знаменитом нью-йоркском ночном клубе Studio 54 – драка в состоянии наркотического опьянения и падение с лестницы. Атакующий защитник, при росте в 193 см ставивший невероятные броски сверху и приводивший в восторг публику, должен был стать одним из главных лиц НБА эпохи, но из-за наркозависимости провел в лиге лишь восемь сезонов.

Джордж Гервин. Четырежды становился лучшим бомбардиром НБА, моментами был просто неудержим в атаке и вплоть до середины 80-х тащил на себе бедовый «Сан-Антонио». Но всю карьеру плотно сидел на кокаине – однажды скорая помощь даже госпитализировала его с передозировкой. Видевшие Гервина живьем уверены, что тот достиг бы невероятных высот. Если бы не Сами-Знаете-Что.

Как Pearl Jam стали китами гранжа, спасли Родмана от самоубийства и основались вокруг любви к баскетболисту, которого погубил алкоголь

Так же подозрительно быстро потухли и выдохлись карьеры Бернарда Кинга, Уолтера Дэвиса, Джона Лукаса, Марвина Барнса и многих других. Всем им так или иначе помешали наркотики.

С начала 80-х НБА взялась за проблему с наркотиками − повлияли новый комиссар и Рейган. Но окончательно все изменила смерть одного таланта в 1986-м

Что вообще с руководством НБА? Неужели организаторы все это время не замечали беспредел?

Они, конечно, замечали – проблема с наркотиками в профессиональных спортивных лигах тогда активно обсуждалась. Летом 1980-го в автокатастрофе погиб игрок «Юты» Терри Ферлоу, в крови которого были найдены следы кокаина и валиума. Тогда же состоялось расследование LA Times, в котором генеральный менеджер «Атланты» Стэн Кастен вбросил те самые «от 40 до 75%». В ноябре Sports Illustrated рассуждал о деградации Дэвида Томпсона и связал ее с наркозависимостью, а тот даже не стал ничего отрицать: «Я не делаю ничего такого, чего бы ни делали в НБА остальные».

Дело тут в другом: ни владельцы клубов с генеральными менеджерами, ни руководители лиги не знали, как подступиться к проблеме. Поймать кого-либо с поличным не удавалось, а руководство команд, столкнувшись с наркозависимостью своего игрока, не создавало шум: чаще всего от наркоманов просто пытались побыстрее избавиться − то есть обменять или отчислить.

Но в 1983 году президент США Рональд Рейган начал призывать к максимальной строгости по отношению к наркотикам и запустил государственную кампанию по борьбе: социальная кампания «Просто скажи «нет», ужесточение наказания за торговлю запрещенными веществами, а ежегодный бюджет антинаркотических ведомств в течение первого срока Рейгана вырос с 437 млн долларов до 1,4 млрд. Все это действительно дало толчок борьбе с наркотиками по всей стране.

НБА в стороне не осталась. Внутренний кризис и разрешение от государства совпали в одной точке. НБА создала специальный комитет, а уже через год, когда новым комиссионером лиги стал деятельный и инициативный Дэвид Стерн, появились более строгие меры по борьбе с наркотиками.

Билл Симмонс: «По новому коллективному договору НБА переключилась на режим «три страйка и до свидания». Если попадаешься в первый раз и добровольно просишь о помощи – тебя отстраняют с сохранением зарплаты и отправляют на лечение (оплачивает лига). Второй раз – и у клуба появляется опция отчислить игрока и заменить его в рамках существующего ограничения зарплат. Наступаешь на те же грабли в третий раз – получаешь пожизненную дисквалификацию (пересмотр дела возможен раз в два года) и тут уже независимо, по своей инициативе ты решил признаться в грехах или нет».

Эти меры вызвали волну публичных признаний в употреблении кокаина: Дэвид Томпсон, Уолтер Дэвис, Джон Лукас, Бернард Кинг и другие соглашались на курсы реабилитации. Некоторых все же настигла пожизненная дисквалификация – первыми в 1986-м стали Джон Дрю и Майкл Рэй Ричардсон.

Однажды звезда НБА сказал: я не хочу провести десять сезонов и умереть в 40 лет. Не поверите: он провел десять сезонов и умер в 40 лет

Можно ли назвать эти методы эффективными? Скорее, да. Если вторая половина 70-х вошла в историю НБА как некий «период безвременья», то 80-е считаются «эпохой возрождения». Главные заслуги в борьбе с наркоманией в НБА принято приписывать Дэвиду Стерну – он, конечно, все организовал, но на самом деле на подобном уровне контроля настоял профсоюз игроков.

Считать, что лига стала приходить в себя только из-за решения кокаинового вопроса, тоже ошибочно. Во многом это самое возрождение предопределили выгодный контракт с кабельным каналом ESPN, маркетинговый гений Дэвида Стерна и мощный приток молодых талантов: в 1979 году в НБА пришли Мэджик Джонсон и Ларри Берд, противостояние между которыми задавало тон лиге в ближайшее десятилетие, а в 1984-м пришел Майкл Джордан.

Особый вклад в борьбу с наркотиками в спорте внес один трагический случай.

На драфте-1986 «Бостон Селтикс» выбрали 22-летнего Лена Байаса. Он считался особенным: выпускник Мэриленда, одновременно мощный и техничный форвард с шикарным броском и даже «парень, способный затмить Джордана».

Он умер через два дня после драфта. От остановки сердца, вызванной передозировкой кокаина.

Смерть Байаса шокировала всех. Родные отрицали его наркозависимость и утверждали, что он наверняка попробовал кокаин впервые. Но факты говорили об обратном – Байас сидел на нем уже давно и плотно и даже приобщал к этому делу партнеров по команде.

Смерть молодой звезды отпечаталась в массовом сознании и впервые так остро столкнула спортсменов с шокирующими последствиями наркотиков. США начали тотальную проверку спортсменов на употребление наркотических веществ независимо от вида спорта – под жесточайший контроль попадали не только профессиональные лиги, но и минорные соревнования, и студенты. В октябре 1986 года появился специальный закон имени Лена Байаса – тюремный срок в 20 лет плюс штраф до 2 млн долларов.

К 1990 году число кокаиновых наркоманов в стране снизилось до 12,9 млн – в 1985-м эта цифра составляла 23 миллиона.

Выключите, пожалуйста, AdBlock. Тут не реклама, а новости партнеров, за качеством которых мы следим.
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые