Футбол
АПЛ
Суперлига
Милан
Барселона
Манчестер Юнайтед
Тоттенхэм
Манчестер Сити
Поделиться:
Комментарии:
2

Как большие клубы живут в долг много лет и почему им за это ничего не бывает

Вы постоянно видите такие новости: «Долг «Барселоны» превысил миллиард евро», «Все клубы-основатели Суперлиги кому-то должны», «Чистый долг клуба Х вырос на 157%» и так далее. По ним кажется, что большие клубы тратят миллиарды на трансферы, стадионы, маркетинг − но при этом живут в долг. Подобные новости вы видели не только в спорте. Долги есть у крупных бизнесменов, компании Apple и даже государства США.

Как это возможно? Откуда у богатых и успешных задолженности? Почему их никто не наказывает? Разве они сами не могут просто и сразу отдать все долги? Какие механизмы экономики создают такие парадоксы? Такие долги − то же самое, что долги обычного человека?

Этот текст все объяснит.

Почему огромный долг сам по себе ничего не означает

Для начала: новости, что долг «Манчестер Юнайтед» или любого другого клуба составляет полмиллиарда, не нужно воспринимать буквально. Если такую сумму должен отдельный человек, то его мгновенно настигнут коллекторы и лишат всего. Но топ-клуб – это не человек и даже не группа людей, а огромная корпорация. Просто прийти к ней и выбивать долги сложно и вовсе не нужно.

Во-первых, сумма долга мало что значит. Для кого-то не страшен и миллиард евро. Все зависит от заработка и накоплений. У клуба нет проблем с долгом, если он может покрыть его запасом денежных средств. Это не только физические деньги в кошельках и сейфах, но и средства на счетах в банке или в ценных бумагах, которые легко конвертируются в деньги.

Долга для клуба не существует и в том случае, если он покрывается при помощи продажи каких-то нефинансовых активов (игроков, тренировочной базы, клубного автобуса), но такая ситуация сильно влияет на конкурентоспособность.

Во-вторых, клубы могут уверить контролирующие органы и кредиторов, что покроют долги из будущих заработков. В этом им помогают финансовые отчетности и отчеты Deloitte Football Money League (крупнейший в мире аудитор по числу сотрудников) или UEFA Club Licensing Benchmarking (готовится самим УЕФА по итогам финансового года). Если выгоды от ведения бизнеса на заемные средства выше, чем издержки по привлечению займа, то тогда наличие долга считается оправданным.

Для наглядности и упрощения механика устроена так.

У «МЮ» есть полмиллиарда чистого долга (грязного не существует, и Скриптонит тоже не при чем: чистый – это просто сумма задолженности за вычетом обозначенного выше запаса денежных средств).

Каждый год клуб генерирует выручку сопоставимых размеров.

И отправляет какую-то часть этой выручки на выплату долга.

Захочет – рассчитается быстро. Но постепенное снижение выгоднее, потому что не влечет резких провалов в прибыли, сохраняя возможность тратить здесь и сейчас.

Transfermarkt − главный футбольный сайт мира. Кто владелец? Как они считают цены? Почему им все верят?

Но важно понимать, что так можно «МЮ», но нельзя условному «Тамбову». За первыми стоит бренд, огромная выручка каждый год и один из самых дорогих составов в мире. Если что-то пойдет не так, то банальные продажи Рэшфорда, Фернандеша и Магуайра покроют громадный долг за один сезон. У «Тамбова» такого бэкграунда нет, поэтому ему остается один путь – в Небесную лигу.

Почему банки и инвесторы вообще дают клубам так много

Долговое доверие «МЮ» не сильно ухудшится даже в случае провалов в АПЛ и еврокубках. Даже провалов несколько сезонов подряд. Спортивные успехи в современном футболе отходят все сильнее теряют значимость. Клубам выгоднее ориентироваться на экономические победы – подписание контрактов с большими спонсорами, получение дополнительных инвестиций и прочее. Для денежных триумфов тому же «МЮ» важнее не победа в АПЛ конкретного сезона, а 1,1 млрд фанатов по всему миру (сам клуб называл это число в годовом отчете 2019 года).

Конечно, между победами и фан-базой есть связь − но это уже давно не прямая зависимость. Поэтому, например, не выигрывающий чемпионат много лет «Арсенал» в мире намного популярнее недавней сенсации «Лестера».

Устойчивость важна и немного с другой стороны. Те, кто планирует работать с «МЮ», прекрасно знают: это крепкий проверенный бренд с прозрачными ожиданиями. Клуб играет в АПЛ (и вряд ли вылетит из нее), часто заходит в еврокубки, обладает большим портфолио спонсоров и активами на миллиарды евро.

Теперь взглянем на все тот же условный «Тамбов», когда он еще жил: неопределенность в вопросе государственного финансирования, игроки с низкой стоимостью, отсутствие домашней арены и так далее. Конечно, ни один нормальный инвестор не выберет «Тамбов» вместо «МЮ», если решится зайти в футбол. Потому что слишком много рисков.

На бытовом примере разница между «МЮ» и «Тамбовом» хорошо объясняется через валюты. С одной стороны есть доллар – основная резервная валюта (государства хранят сбережения в ней или еще 5-6 других) и валюта США, где предсказуемо и при любой власти работают социальные институты и стабильно функционирует политическая система. Эта система не изменилась, даже когда ее возглавил не типичный для нее президент Трамп − система просто выдавила его, оказавшись сильнее. С другой стороны – рубль, курс которого сильно зависит от цен на нефть и текущей обстановки в стране. Выбор для сохранения сбережений на долгий срок очевиден. Как и выбор между «МЮ» и «Тамбовом».

Ради чего клубы берут долги и почему это не волнует даже УЕФА

Долг «МЮ» велик, но на данный момент в английской футболе есть клуб с большими долговыми оборотами. Это «Тоттенхэм», совокупный долг которого равняется 831 млн фунтов. Да, статусный и ресурсный вес «Тоттенхэма» намного меньше, чем у «МЮ». Но это не сильно мешает ему набирать кредитов.

Во-первых, понятно, откуда долг вырос – клуб получил новый стадион. Во-вторых, доход от этого нового стадиона позволит «Тоттенхэму» круто себя чувствовать, когда на трибуны вернутся зрители. «Тоттенхэм Хотспур Стэдиум» почти в два раза больше прошлого стадиона «Уайт Харт Лейн» (62 тысячи мест против 36), а выручка от него даже в коронавирусном 2020 году составила 105 млн евро и оказалась на 15 млн евро выше, чем в 2019-м. Выросли доходы «Тоттенхэма» и от коммерции (183 млн евро против 152), и это тоже позволяет команде уверенно чувствовать себя в отношениях с кредиторами.

Интересно, что причина долговых обязательств «Арсенала» тоже связана со стадионом. Хотя «Тоттенхэм» переехал пару лет назад, а «Арсенал» никак не покроет вложения пятнадцатилетней давности. Стадион стоил почти 400 миллионов фунтов, и клуб планировал покрыть затраты за 14 лет. Ничего не вышло, поэтому пришлось рефинансировать долг выпуском долгосрочных 25-летних облигаций.

Долг «Ливерпуля» (129 млн фунтов), кстати, тоже связан со стадионом. На реконструкцию «Энфилда» и расширение арены до 61 тысячи зрителей пойдут 60 млн фунтов. Клуб мог бы найти эти деньги сразу − на современном рынке столько стоит один крупный футболист, которых «Ливерпуль» покупает ежегодно. Но клуб не хочет отказываться от планового усиления − поэтому деньги на расширение стадиона, конечно, возьмет в кредит и покроет будущим увеличением заработка от этого расширения.

Лучшее обращение с обязательствами из английской топ-6 показали «Челси» (47 млн займов) и «Манчестер Сити» (65). Но: получается, что даже самые стереотипные клубы-богачи Англии не живут без долга.

Тут важно еще раз проговорить, что брать что-то в долг − это не всегда поход в банк за деньгами. У «Манчестер Сити», например, весь долг уходит на выплаты по финансовому лизингу – это долгосрочная аренда какого-то имущества. Вероятно, так «Ман Сити» принадлежат автобусы и другой транспорт. Долг «Челси» копится в каких-то активах группы. Вероятно, в тех, что связаны со стадионом и академией.

Долг «Манчестер Юнайтед» в последнем отчетном периоде пробил полмиллиарда, но всего на 26 млн фунтов. Его возникновение в таком объеме вызвано семьей Глейзеров, которая фактически перевесила на клуб стоимость его покупки. Изначально Малкольм Глейзер купил «МЮ» на собственные деньги, большую часть из которых взял в кредит. И спустя год после завершения сделки, в 2006-м, рефинансировал (привлек новый долг для покрытия старого), переложив часть долга на клуб.

Важное уточнение. При громадном долге «Тоттенхэм» обладает самым большим запасом денежных средств на счетах в Англии – 226 млн фунтов против 130 у преследующего «Манчестер Сити». Это значит, что больше четверти долга лондонцы могут выплатить здесь и сейчас. «Ман Сити», например, вовсе может расплатиться с долгами и сохранить довесок в 65 млн фунтов.

УЕФА долг клубов не беспокоит. Организация требует, чтобы чистый долг не превышал 100% совокупного дохода, а затраты на зарплаты – 70%. Например, объект многолетней критики «МЮ» легко проходит по обоим требованиям: отношение долга к выручке у него равняется 0,9 при среднем значении по Европе в 1,5. Критичным считается значение около 3.

Некоторые клубы правило УЕФА не выполняют, но почти все представители топ-5 лиг входят в норму. По данным отчета, долг усредненного немецкого клуба составляет всего 7% от выручки, испанского – 22%, французского – 31%, английского – 45%, а итальянского – 78%.

К примеру, у «Милана», который вышел в Лигу чемпионов впервые с 2013 года, соотношение чистого долга и совокупного дохода равняется 52%, а чистого долга и затрат на зарплаты – 35%. И оно станет еще стабильнее, потому что клуб впервые за долгое время перепрыгнул свою спортивную планку.

Стоп-стоп: но ведь выше написано, что для «МЮ» и других топов спортивные успехи не так важны. Да-да, и тут нет противоречия. Просто у «Милана» менее устойчивый бренд и менее привлекательная лига, поэтому ему для статуса еврокубки и титулы намного важнее.

Что будет, если вдруг все придут за долгами

Гипотетическая ситуация: кредиторы всех клубов мира в один момент приходят за своими деньгами. И вот тогда начнется веселье.

Эту ситуацию удобно рассмотреть на примере отчета «Барселоны» за сезон-2019/20.

Базовые принципы учета такие: 

  1. активы (имущество, приносящее доход) должны быть равны пассивам (источники формирования активов);
  2. долги бывают краткосрочные (current – должны быть погашены в течение 12 месяцев) и долгосрочные (в терминологии отчетности «Барселоны» non-current – со сроком погашения больше года).

В финансовом отчете «Барселоны» за сезон-2019/20 активы равны пассивам, потому что в ином случае отчетность просто бы не заверили. Обратим внимание на правую колонку − а именно на сегмент Debt and current creditors. Ее размер составляет 731 млн евро и занимает почти половину пассивов клуба.

Почему это важно: предприятие считается ликвидным, если ее текущие пассивы покрываются текущими активами (current assets). При малейших математических усилиях понятно, что цифры не сходятся. Даже с учетом строки current accurals в размере 240 млн евро (деньги, которые «Барселона» получит по уже заключенным контрактам – за трансферы, продажу имущества и прочее) перекрытия текущих пассивов не произойдет. Занавес.

Похожая параллель из истории политики. 1965 год. Президент Французской Республики Шарль де Голль заявляет американскому президенту Линдону Джонсону, что обменяет 1,5 миллиарда бумажных долларов на золото по официальному курсу в $35 за унцию. В Америку отправляются корабль и авиалайнер с банкнотами, обратно – они же, но груженные золотом. Чуть позже с похожими требованиями, но в большем объеме, к американцам приходят немцы. Потом японцы, австралийцы и все остальные. Спустя три года американцы ограничивают обмен долларов на золото. Еще через три года вовсе отменяют конвертацию, принятую на Бреттон-Вудской конференции, потому что золотой запас США в эквиваленте на тот момент составляет всего 10 миллиардов долларов. Покрывать требования было просто невозможно. Второй занавес.

Почему петух – главный символ Франции. Повлияли галлы, церковь, революционеры и полиция

Шарль де Голль подсветил однобокость системы, где доллары приравнены к золоту. Он же привел мир к отмене золотого стандарта в 1976 году – в мире появилась современная валютная система, названная по месту проведения форума, на котором она принята.

Но в случае «Барселоны» важно не это, а сам механизм требования золота за доллары. Грубо говоря, клубу грозит ситуация США, когда с требованием обмена обратились все сразу. «Барселона» просто не сможет покрыть все обязательства, если за ними придут в одно и то же время. 

Чтобы еще больше понять проблему «Барселоны» с краткосрочным и долгосрочным долгом, обратимся к примеру простого человека. 1000 рублей от соседа до конца недели – краткосрочный долг, пятилетний кредит на машину – долгосрочный. Первая выплата приоритетнее, потому что влечет последствия здесь и сейчас. Как минимум можно испортить отношения с соседом.

Но можно решить вопрос и с соседом, и с банком, используя разные инструменты. Можно попросить об отсрочке. Сосед пойдет на нее явно охотнее, чем банк. Для кредита на машину, вероятно, придется рефинансировать долг. Это операция, которая позволяет покрыть старый кредит новыми заемными средствами. Плюсов у такого подхода сразу несколько: срок выплаты продлевается, а условия иногда меняются в лучшую сторону (например, снижается процентная ставка или ежемесячная сумма погашения). Так делают и люди, и клубы (и «Барселона» тоже), чтобы рассчитаться с долгами здесь и сейчас, а в будущем покрыть их из других источников.

Зачем клубам нужна Суперлига

Для топ-клубов одним из таких источников покрытия долга как раз могла стать Суперлига.

Во-первых, 12 ее основателей накопили суммарные долги в размере 6,5 млрд евро (по определению УЕФА – около 4).

Во-вторых, трансферный долг тех же клубов составил 2,5 млрд евро.

В-третьих (самое важное), финансовые долги этих клубов на 95% принадлежат банкам (3,8 млрд евро), а собственники вложились только на 5% (0,23). То есть никто и никогда им эти долги не простит − и навесит проценты, если выплаты не произойдут в срок. Первоначальная выплата в +/- 300 млн евро помогла бы многим топам значительно сократить долговые обязательства и покрыть убытки коронавирусного года. В том числе поэтому после многих лет просто разговоров попытка запуска Суперлиги случилась именно сейчас.

У «Баварии», которая в Суперлигу не собиралась, долгов нет. Вот прям вообще. Отчеты показывают 0 в этой графе, и даже строительство «Альянц Арены» прошло дешевле и быстрее запланированного. У еще одного отказника Суперлиги «ПСЖ» долга тоже нет.

При этом и мюнхенцы, и парижане стабильно выигрывают титулы на родине и успешно выступают в Лиге чемпионов. Просто они управляются совершенно иным подходом, где создание долга не требуется. У тех и других относительно стабильный и мощный состав, крутая инфраструктура и отсутствие необходимости тратить огромные суммы здесь и сейчас. Но, если, например, понадобится реконструировать стадион или отстроить академию, то будьте уверены. Они точно так же влезут в долги.

Суперлига не злодеи. УЕФА сам виноват. Все это нормально

В еврофутболе есть и другие клубы без долга («Фулхэм», «Бернли», «Наполи», «Кан» и другие), но статистически их намного меньше должников. И это нормально, потому что заемные средства лучше собственных.

Во-первых, их можно привлекать в почти неограниченных количествах и на длительный срок.

Во-вторых, они позволяют кредитополучателям пользоваться налоговым щитом (преференция связана с уменьшением налогооблагаемой базы по налогу на прибыль).

В-третьих, у берущих в долг есть возможность пользоваться эффектом финансового рычага − то есть получать большую прибыль. Например, из-за инвестиций в строительство стадиона, которое просто нереально покрыть исключительно собственными средствами.

Футбол продолжить развиваться и богатеть. И будет делать это через долговые механизмы. Это нормально.

Комментарии (2)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые
vladik12
15 июля, 01:44

Вот бы в России клубы так же существовали благополучно в долгах, а не загибались год за годом.

ответить
Паша Хной
15 июля, 09:22
Комментарий скрыт модератором
ответить