финансовый фэйр-плей
ПСЖ
Манчестер Сити
экономика
Неймар
Килиан Мбаппе
Мишель Платини
Джанни Инфантино
Роберто Манчини
шейх Мансур
Реал
Зенит
Динамо
Трабзонспор
Поделиться:

Разбираем финансовый фэйр-плей. Можно ли обойти систему? Почему одни клубы наказывают, а другие − нет? Как «ПСЖ» и «Ман Сити» так много тратят?

Так, на всякий случай: что вообще такое финансовый фэйр-плей?

В массовом сознании явление финансового фэйр-плей сводится к короткому тезису: клубы не должны тратить больше, чем зарабатывают. Но механизмы и тонкости этой денежной движухи заметно сложнее.

В 2009 году Мишель Платини впервые поднял вопрос о существовании богатых и бедных клубов. УЕФА не нравилось, что за титулы во внутренних чемпионатах и в Лиге чемпионов постоянно бьются одни и те же. Если туда и врывался дерзкий андердог, то старые гранды быстро растаскивали его лидеров.

В чем главные принципы финансового фэйр-плей?

  • Добавить в финансовую политику клубов больше дисциплины и рационализма.
  • Снизить эффект инфляции и давку на трансферный и зарплатный бюджеты.
  • Способствовать честной конкуренции между клубами в вопросах финансов.
  • Помогать в инвестициях, связанных с детско-юношеским футболом и клубной инфраструктурой.

Если сжимать смысл ФФП до одного предложения, то лучше всего использовать формулировку УЕФА: «Финансовый фэйр-плей направлен на улучшение общей финансовой стабильности европейского клубного футбола».

Окей, а что будет, если клуб все-таки напорется на приговор комиссии УЕФА? Согласно официальному положению, наказания бывают вот такие:

  • предупреждение;
  • выговор;
  • штраф;
  • снятие очков;
  • лишение призовых в турнирах УЕФА;
  • запрет на регистрацию новичков в турнирах УЕФА;
  • ограничение количества игроков в заявке на турниры УЕФА, в том числе ограничение общих расходов на игроков в заявочном списке А;
  • исключение из текущих и/или будущих турниров;
  • лишение завоеванных трофеев и наград.

Окончательно идея новых экономических правил оформилась в 2010-м, а уже через год финансовый фэйр-плей кодифицировали.

Принцип работы комиссии по ФФП состоит в следующем. Каждые три года представители УЕФА проводят аудит состояния финансов команды: если за это время убытки не превысили 30 миллионов, то к клубу нет претензий. Но даже если долги больше, комиссию еще можно убедить в светлом будущем. Об этом мы скажем немного позже.

Пунктов, которые проверяет комиссия − предостаточно. Больше всего УЕФА интересуют «релевантные доходы». Что это такое? В правилах УЕФА список релевантных доходов выглядит так:

  • сборы от продажи билетов;
  • доходы от рекламы и спонсоров;
  • продажа прав на трансляции;
  • коммерческая деятельность;
  • трансферные доходы;
  • продажа недвижимости;
  • финансовые доходы (например, проценты по займам).

В список нерелевантных доходов футбольного клуба входят:

  • неденежные доходы (например, от изменения валютных курсов);
  • транзакции со связанными лицами сверх справедливой стоимости;
  • доходы, не связанные с клубом и не имеющие отношения к футбольной деятельности.

Самое интересное в этом списке − операции со связанными лицами. Их часто используют как схему ухода от требований ФФП. Алгоритм прост: продать компании, связанной с владельцем, одну из услуг, предоставляемых клубом − такие контракты приносят огромные суммы и формируют необходимые доходы.

Что на этот счет говорят правила? Владелец клуба должен убедить проверяющих в том, что цена на следующие услуги справедлива:

  • продажа спонсорских прав;
  • продажа билетов и корпоративных лож;
  • любая операция, по которой клуб получает услуги или товары.

Если доход от такой операции превышает справедливую стоимость (справедливость определяет комиссия УЕФА), то превышение исключают из расчета безубыточности. Это значит, что сумма превышения не будет учитываться при подсчете баланса клуба. 

Известно много способов снизить расходы. «Ман Сити» платил зарплаты через Ближний Восток и использовал фиктивных спонсоров

Говорят, бреши в правилах ФФП настолько очевидны, что вокруг изобретается куча путей обхода.

Если у клуба богатый владелец, он может частично покрывать расходы сам. В 2011-м такая сумма равнялась 45 миллионам евро, в течение следующих пяти лет сократилась до 30. К концу 2020-го этот момент должны полностью устранить.

Еще одна возможность − УЕФА не учитывает расходы на инфраструктуру. Если у команды будет отрицательный баланс, но не из-за трансферов, а из-за строительства стадиона или вложений в академию, никаких санкций не последует.

Отрицательный баланс клуба еще не повод для жестких мер. Если комиссия УЕФА возьмется за команду с большими долгами, но при этом увидит у них положительную финансовую динамику, то суровых решений точно не будет. Чиновники скорее всего ограничатся предупреждением или небольшим штрафом. 

Забавно, но доступными хитростями клубы почти не пользуются. Чтобы понять, как богачи издеваются над ФФП, разберем кейсы двух самых популярных нарушителей − «Манчестер Сити» и «ПСЖ».

Когда правила финансового фэйр-плей были утверждены, руководство «Ман Сити» искало те клубы, которые вместе с ними выступят против нового закона. Добровольцев не нашлось: даже если команды не устраивал ФФП, то они элементарно боялись об этом заявить.

Расследование Football Leaks выявило сразу несколько схем, благодаря которым «Ман Сити» обходит правила. Например, клуб продал маркетинговые права на своих звезд подставной компании. Потому что за использование футболистов в рекламе и продвижении клуб обязан выплачивать им дополнительные суммы. Учитывая масштабы бренда «Манчестер Сити», затраты подпрыгивают до десятков миллионов евро.

Чтобы освободить финансовую ведомость, «Ман Сити» продал маркетинговые права компании Fordham Sports Management. Номинально она принадлежит бывшему британскому чиновнику Дэвиду Роуленду, но благодаря найденным документам стало известно, что Роуленд − посредник, получающий 11 миллионов фунтов в год от компании Шейха Мансура (Abu Dhabi United Group).

Еще один хитрый способ повысить доходы − огромные вложения от якобы спонсоров. В 2011-м «Сити» подписал десятилетний контракт с авиакомпанией Etihad (титульный спонсор на майках). Сумма выплат по многолетнему соглашению превышает 400 миллионов евро.

Разумеется, большая часть денег поступает не от Etihad. В 2013-м году авиакомпания перевела на счета клуба всего 8 миллионов евро (из заявленных 35). В 2015-м инвестиции остались прежними (опять 8 миллионов). Более 70% расходов вновь покрыла Abu Dhabi United Group.

Когда в «Сити» рулил Роберто Манчини, ему выплачивали лишь часть годового оклада − примерно полтора миллиона евро. Еще 1,8 миллиона он получал от клуба из ОАЭ «Аль-Джазира». Там Манчини числился как «главный консультант». Владелец «Аль-Джазиры» − шейх Мансур.

В 2014-м году к «Манчестер Сити» приехала специальная комиссия, которая в ходе проверки установила, что 80% доходов − вливания Мансура. Исходя из правил ФФП, команду должны были жестко прижать и оставить без еврокубков. Почему этого не произошло, мы расскажем чуть дальше.

А пока перейдем к «ПСЖ».

«ПСЖ»: за Мбаппе платили частями, Неймар получал процент зарплаты у банка Катара

Наиболее свежая история − из лета 2017-го, когда парижане разорились сразу на двух супертопов. Номинально за Мбаппе и Неймара отдал 402 миллиона евро. Бухгалтерия клуба трещала в каждой экселевской строчке, но «ПСЖ» пошел на крайне очевидную хитрость.

«Монако» по трансферу Мбаппе согласился на вариант с рассрочкой и отложенным платежом. Клубы оформили годовую аренду, так что фактическая оплата случилась уже в другом финансовом промежутке и не суммировалась с расходами на Неймара.

Помимо рассрочки «ПСЖ» вполне честно формировал денежный баланс путем продаж. В 2017-м ушли Моура, Матюиди, Орье, Гедеш, Мотта и еще несколько игроков молодежки. Конечно, не на 220 млн, но часть расходов на Неймара это точно отбило.

«Мы заплатили сумму отступных, которая была указана в контракте. Ее выплачивал не Неймар. Мы уважаем все клубы и были полностью прозрачны в работе с УЕФА. Всегда так было. Все наши действия законны», − говорил владелец Нассер Аль-Хелаифи.

Еще одна тонкость, позволяющая тратить 222 миллиона и не иметь проблем, прописана в правилах ФФП. Сумма трансфера рассчитывается не как разовый платеж, а разбивается на количество лет в контракте. Так как у Неймара пятилетнее соглашение с «ПСЖ, то в год его трансфер обходится в 44,4 миллиона евро.

Для перехода Неймара «ПСЖ» договорился с государственной компанией Qatar Tourism Authority. Стороны оформили годовое партнерство. Сумма контракта − 175 миллионов евро.

Разумеется, финансовый фэйр-плей не разрешает такие сделки. Они относятся к нерелевантным спонсорским доходам, потому что получаемые суммы превышают допустимый лимит. 215 миллионов в год объяснили наивной формулировкой «вложения в популяризацию туризма в Катар во Франции». Плюс такой контракт плюет на еще одно базовое правило ФФП: нельзя, чтобы в клуб инвестировали аффилированные с владельцами структуры.

Один из финансовых трюков, который проворачивал «ПСЖ» − все те же якобы спонсорские вложения. Если «Сити» получал от Etihad 400 миллионов за десять лет, то парижане получали от катарского национального банка по 100 в год.

Возвращаемся к Неймару. В декабре форвард заключил не совсем спортивное соглашение с Катарским национальным банком и стал его представителем. Его личные доходы выросли, а зарплатная ведомость клуба − нет.

Зачем ради ФФП строить электростанцию и развлекательный центр в ОАЭ

Есть еще ряд альтернативных кейсов по обходу финансового фэйр-плей. Объясним на примерах «Реала», «Трабзонспора» и «Челси».

Зарабатывать исключительно на футболе − задача достаточно сложная. Поэтому разумным решением становится повышение доходов от нефутбольных проектов и заработков на них. Такое увеличение бюджета не вызовет вопросов у проверяющих (как спонсорские контракты) и вписывается в правила. Клуб увеличивает положительный баланс и ничего не нарушает.

В 2013-м «Реал» объявил о начале строительства развлекательного комплекса в Эмиратах. «Остров отдыха «Реала» (в планах) включал в себя яхт-клуб, пятизвездочный отель и десятитысячный стадион. Флорентино Перес оперативно нашел инвесторов и рассчитывал, что 300-миллионная аудитория фанатов «Реала» с Ближнего Востока обязательно посетит это место.

Более хитро поступил «Трабзонспор» − боссы клуба заметили, что в Турции сильно возросла потребность в электроэнергии. Именно поэтому «Трабзонспор» планировал вложиться в строительство гидроэлектростанции на побережье Черного моря. 

Но ни один, ни другой проект так и не реализовали. Вложения в строительство в какой-то момент показались владельцам невыгодными. А вот «Арсенал» идею докрутил: чтобы отбить деньги за «Эмирейтс», на месте бывшего стадиона «Хайбери» построили огромный жилой комплекс.

Еще одна хитрость, позволяющая занижать расходы, − частичная оплата трансферов. Выплачивая сумму трансфера кусками, «Юнайтед» подписал Лукаку и Марсьяля, а одним из первых этот трюк провернул «Челси» еще в 2011-м. 50 миллионов фунтов за Фернандо Торреса точно бы развалили всю экономику клуба, поэтому их разбили на все 5,5 лет контракта. Платить по 10 миллионов и иметь такую же сумму в отчетах по ФФП гораздо удобнее.

Почему «Ман Сити» и «ПСЖ» не наказали? Есть расследование, что они просто договорились с боссами УЕФА

Ежегодные выплаты в 215 миллионов (за популяризацию туризма в Катаре) логично насторожили комиссию УЕФА. По данным Football Leaks, аудиторы в течение трех дней изучали финансовые отчеты «ПСЖ». Соглашение с Qatar Tourism Authority признали переоцененным − по подсчетам проверяющих, выплаты в 100 раз превышали их реальную стоимость (2,7 миллиона евро в год).

Но дела против «ПСЖ» не было.

Немецкое издание Der Spiegel (со ссылкой на данные все того же Football Leaks) провело огромное расследование, чтобы выяснить, почему главные европейские нарушители ФФП избежали серьезных санкций. Издание утверждает, что 27 февраля 2014 года в Ньоне прошла секретная встреча, на которой присутствовали:

  • президент «ПСЖ» Нассер Аль-Хелаифи;
  • генерального директора клуба Жан-Клод Блан;
  • глава УЕФА (на тот момент) Мишель Платини;
  • генеральный секретарь УЕФА (на тот момент) Джанни Инфантино.

Боссы «ПСЖ» требовали от Платини и Инфантино решения ситуации без суда. После длительных переговоров чиновники согласились.

19 апреля 2014-го было проведено еще одно секретное совещание боссов «ПСЖ» и УЕФА. Стороны сформировали компромисс: доходы «ПСЖ» от Qatar Tourism Authority сокращались до 100 миллионов в год, а клуб получал штраф в 20 миллионов евро и сокращение заявки в ЛЧ с 25 до 21 игрока. Неприятно, но не фатально.

Теперь к «Ман Сити». В январе 2014-го аудиторская проверка выявила два жестких нарушения правил ФФП. Клуб скрыл от проверок 35 миллионов евро расходов, а также получил 84% «других коммерческих доходов» от спонсоров. Речь как раз о выплатах Etihad.

Адвокаты «Сити» возражали. Они утверждали, что отчет составлен неправильно и сильно искажает реальную ситуацию. В марте исполнительный директор «Манчестер Сити» Ферран Сориано встретился с Инфантино. Сориано сразу же выкатил требования: либо УЕФА и «Ман Сити» приходят к «разумному урегулированию ситуации», либо клуб начинает юридическую борьбу с УЕФА.

В мае Инфантино связался с президентом клуба Хальдуном Аль-Мубараком. Он прислал письмо, в котором сначала извинился за «поздний ответ», а потом предложил несколько вариантов решения проблемы. В каждом из вариантов фигурировала помощь от УЕФА. Вот фрагмент из того письма:

«Вы поймете, что иногда я выбирал формулировки, которые только выглядели более «сильными». Пожалуйста, прочитайте документ именно в этом духе. Я хотел бы поблагодарить вас за доверие. Вы знаете, что можете мне доверять. Оставайтесь позитивными».

16 мая УЕФА выкатил решение, которое было подписано Ферраном Сориано: за нарушение правил ФФП «Ман Сити» получал штраф в 20 миллионов евро.

После выхода расследования Der Spiegel, фигурировавшие в нем персоны тут же высказались о своей непричастности. Инфантино сказал, что всегда преследует одну цель: развивать футбол. В заявлении «Сити» говорилось о том, что «все это организованная попытка подорвать репутацию клуба». В похожем духе говорило и руководство «ПСЖ»: «Мы всегда строго соблюдали общепринятые законы и правила, поэтому отрицаем появившиеся утверждения».

За нарушение ФФП «Зенит» штрафовали, а «Динамо» банили в Лиге Европы

В том расследовании Der Spiegel был описан один интересный ход руководства УЕФА. Чтобы продемонстрировать работу ФФП, проверки находили нарушения и карали менее богатые клубы.

В 2015-м голландский клуб «Твенте» потерял еврокубки. Все из-за сотрудничества с фондом Doyen Sport, который давал деньги на трансферы, а взамен получал часть прав на игроков (по такой схеме «Твенте» подписал Квинси Промеса). «Твенте» забанили в еврокубках на три года, а в 2016-м вообще исключили из чемпионата Голландии.

В том же 2015-м крупный штраф за нарушение правил ФФП выхватил «Интер». Клуб оштрафовали на 20 миллионов евро и прописали следующие требования: в сезоне-2016/17 иметь не более 30 миллионов убытков, в сезоне-2017/18 показать безубыточность. Кроме того, еврокубковую заявку «Интера» на сезон-2016/17 сократили до 21 игрока.

Похожее наказание получил «Монако»: УЕФА обязал его не превышать лимит убытков в размере 15 миллионов (в течение 2015-го и 2016-го), а в 2017-м иметь нулевой или положительный баланс.

Сокращение расходов и запрет на отрицательный баланс ждали и «Спортинг». В 2014-м руководство клуба нещадно тратило деньги на трансферы и зарплаты. Расходы вышли из-под контроля − около 105% от оборота клуба составляла зарплатная ведомость (при верхней планке УЕФА в 70%). «Спортинг» обязали вообще не иметь отрицательного баланса. Это привело к тому, что даже недорогие трансферы (например, 1,5 миллиона за Эвертона из «Анжи») клуб оплачивал в три этапа.

За нарушения получал и «Зенит». По правилам финансового фэйр-плей убытки клубов не должны превышать 45 миллионов. Одновременная покупка Халка и Витселя в эти рамки не укладывалась. Доходы от рекламы, спонсорства и мерчандайзинга не дали «Зениту» положительного баланса. В сезоне-2014/15 клуб выплатил 12 миллионов евро штрафа и был ограничен в заявке на Лигу чемпионов (22 игра вместо 25). В итоге «Зенит» не заявил на турнир Хави Гарсию, а Томаса Губочана вообще продал в «Динамо».

Кстати, о «Динамо». Оно столкнулось с той ситуацией, когда УЕФА выявляет завышенные вливания спонсоров. Так, из 300 миллионов инвестиций от банка ВТБ, комиссия отнесла к честно полученным только 40. Дефицит в 260 миллионов оставил клуб без Лиги Европы.

То же самое, но очень коротко: так как обходят ФФП?

Так как механизмы обхода финансового фэйр-плей разбросаны по историям, мы тезисно пропишем каждую. Так вы точно не запутайтесь.

Лайфхак, который действует последний год. Если долги клуба не превышают 30 миллионов, то их может покрыть разовый платеж владельца. В 2020-м опция исчезнет.

Продажа рекламных прав на игроков подставным компаниям. Деньги за продвижение клуба игроками платит не руководство, а сторонние компании.

Платить часть зарплаты тренерам через сторонние клубы (кейс Манчини), игрокам − через сторонние компании (кейс Неймара). Звезды получают сильно больше, чем прописано в документах, и при этом не перегружают зарплатную ведомость.

Спонсорские контракты с компаниями владельцев. Сотни миллионов поступают в клубы под самыми странными предлогами: например рекламой на футболках или популяризацией туризма в Катаре.

Дробить платежи и оформлять аренду с обязательным выкупом. Так команды распределяют траты и не раздувают расходы за одно трансферное окно.

Вложения в нефутбольные проекты. Сначала клуб что-то строит, а затем получает деньги от эксплуатации своих проектов. Такие доходы не относятся к релевантным, но при этом учитываются при расчете баланса.

Политика, которая должна была уровнять клубы и оздоровить финансовую политику пока работает крайне неоднозначно. В законе слишком много слабых мест, которыми успешно пользуются гранды и их богатые владельцы.

 

Автор ведет крутой телеграм-канал с футбольными историями