Станислав Меркис
РПЛ
ФНЛ
ПФЛ
Футбол
Баста
Енисей
СКА Ростов
Поделиться:
Комментарии:
0

Интервью со Стасом Меркисом – почему ушел из «Енисея», пошел в проект Басты и отказался от взрывного SMM

Станиславу Меркису недавно исполнилось 23, а его резюме уже впечатляет: пресс-атташе в «Енисее» (ФНЛ => РПЛ), руководитель департамента новых медиа в СКА Басты (пока ПФЛ) и сммщик Евро-2020 в Санкт-Петербурге. Напоминаем: когда-то именно он первым показал, что обычный твиттер провинциального клуба бывает сигнальной ракетой и переизобретает русские медиа.

О чем это интервью:

  • Как не сломаться, когда тебе 16, а твои дела матом обсуждают менеджеры в костюмах.
  • Когда Меркис уходил из «Енисея», он оставил пароль от твиттера на бумажке.
  • Баста позвал его в свой клуб на концерте.
  • Почему СКА не повторяет тактику «Енисея».

Литовские корни и детство в деревне

– Как провел карантин?

– В Казачинском (село в 200 км от Красноярска – прим. авт.). Так долго дома я не был с окончания школы. Потом только приезжал на несколько дней. А тут – практически два месяца. Работы меньше не стало. Мы придумывали для болельщиков различные активности с игроками: лайв-интервью, рубрика «День с игроком», когда футболист вел инстаграм и показывал, как устроен его день. Плюс розыгрыши, развлекательные и исторические посты.

– Как проходило детство в селе?

– Вполне обычно: школа, дополнительное образование, встречи с друзьями, игры, футбол. Если бы я был разработчиком фифы, дал бы себе рейтинг 2-3 (из 100). Ближе к выпуску время игры в футбол уменьшалось. Больше его смотрел, изучал медиа и околофутбольную историю.

В то время не было огромных соблазнов, не было возможности попробовать себя во всем и везде. Может быть, это пошло на пользу – я развивался в одном направлении и не распылялся в поисках себя.

– У тебя литовские корни. Откуда твои родители?

– Родители у меня из Казачинского. Из Литвы – дедушка, он ссыльный. Здесь он встретил бабушку. Они пробовали вернуться [в Литву], но в итоге остались [в Казачинском]. Плюс по маминой линии немецкие корни.

– Прошлым летом ты окончил универ. На кого учился?

– Государственное муниципальное управление. Осенью звонили из университетского центра карьеры. Спрашивали, работаю ли по специальности. Ответил: «Нет». Спросили: «Почему?» Я говорю: «Ну, вот так получилось».

– Обычно футболистам закрывают сессию автоматом. Тебе делали поблажки?

– Все зависит от университета и уровня футболистов. Моя специальность не смежная с моей работой, поэтому на прямые поблажки рассчитывать не мог. В «Енисее» я начал работать после первого курса. Меня не было на многих лекциях – здесь преподаватели давали небольшую поблажку. Еще как-то на зачете сказали: «Вперед, «Енисей»!» – и поставили. Но это один раз за все годы было.

– Как дела с армией?

– Не служил.

Еще раз все о «Енисее»: чем Меркис там не гордится, когда решил уйти, что за скандал вышел после  

– В 2014 году у тебя был неприятный разговор с руководством «Енисея». Много нового узнал о себе?

Эта история случилась до назначения Меркиса в пресс-службу клуба, когда он еще вел неофициальный твиттер «Енисея».

– Все, что только можно услышать. Много новых неприятных выражений. Лично от действующего члена исполкома РФС (Евтушенко Владимира Петровича, – прим. авт.) и члена законодательного собрания Красноярского края (Кардашова Виктора Ивановича – прим. авт.). Самое грустное, что они уже снова рядом с клубом. Все, что было сделано за три года, может оказаться просто ярким пшиком на фоне предыдущих и последующих годов клубной истории.

Главное – после того разговора я понял, что работа идет не впустую, ее замечают. Это оказывало влияние и на группу болельщиков, которая была подписана в социальных сетях, и на руководство клуба.

– Угрожали?

– Как таковых угроз, типа «пальцы отрежем», не было. Из того, что было: нецензурные оскорбления и намеки такого характера: «Тебе надо школу закончить», «У тебя армия впереди».

У меня такое было в первый раз, я заметно очканул. Благо было кому позвонить, с кем посоветоваться. Потом подуспокоился, сделал выводы и не сошел с той линии, которую до этого гнул. Сделаю ремарочку. Работа не заключалась в дискредитации именно тех управленцев. Она заключалась в том, чтобы честно освещать жизнь команды.

– Тебе 16, только что тебя обматерили важные дяди в пиджаках. Было желание все бросить?

– У меня был вопрос: не скажется ли это на моих близких и друзьях. В контексте себя я это не рассматривал, только в контексте самых близких людей. Условно: благодаря своим связям [они] могли уволить человека с работы. У нас в селе рабочих мест никогда не было много. И сейчас люди уезжают один за одним. Ничего позитивного не предвидится, к сожалению.

– Давай о том, как ты делал крутые вещи.

– Главное – увидеть тренд или захотеть увидеть, как это можно развернуть. Причем увидеть под правильным углом. В том варианте, который можно реализовать. Лучший вариант реализуется. Здесь все довольно просто и банально.

– Три лучших креатива «Енисея», которые ты сгенерировал.

Футболки со львами на первом месте. История с Романом Широковым, которая послужила толчком, хотя она была еще во время неофициального твиттера. И еще история, когда парень делал предложение в костюме льва. Это видео набрало почти полмиллиона [просмотров], его 433 запостили.

– Были креативы о которых потом жалел?

– Когда Александра Григоряна уволили из какого-то клуба, мы пригласили его в женскую команду «Енисея». Согласовали с тренером, объяснили, что это шутка, но потом поняли, что это все равно его подзадело, подоскорбило. Плюс она не сильно зашла, поэтому это было лишним.

– На какие иностранные клубы ориентировался?

– Не могу сказать, что есть список клубов, которые приходится мониторить каждую неделю в поисках оригинальных решений. Обычно, если решение успешно, его подхватывают социальные сети, и оно само приходит тебе в ленту.

Очень много интересных решений в плане ютуба и соцсетей у «Манчестер Сити», «Арсенала», «Челси», «Барселоны». «Барса» сейчас очень здорово прибавила во всех этих компонентах. Они пригласили парня из 433. Сейчас он полностью занимается клубными соцсетями.

– Часто слышал знаменитое «Ребенок, не лезь сюда»?

– Это больше собирательная фраза. Так, чтобы писали в сообщениях или говорили в глаза, было раза четыре-пять в первые полгода в «Енисее». Когда журналисты приходили к команде, они общались со мной. Я только поступил на первый курс, а они уже сто лет в профессии. Приходилось отказывать и что-то срезать. Им это не нравилось.

– Испытывал испанский стыд при общении с журналистами?

– Ну, а что делать? Задавать свои вопросы? Мы так делали. Я в ФНЛ задавал вопросы тренерам соперников. Многое зависит еще и от тренера. Если он отвечает в духе «Мы старались, имели моменты, доходили до штрафной, но не реализовали их, а соперник своими шансами воспользовался», то это одно. А если он пытается рассказать интересно, то и вопросы будут такие же. Конечно, таких тренеров единицы. Разговорить собеседника – это в первую очередь задача журналиста. В понимании тренера это просто исполнительская роль. Нужно прийти, ответить на вопросы, которые будут заданы.

– У кого самый большой SMM-отдел в РПЛ?

– Прошлой весной был у «Зенита». Не помню, сколько [там работает человек], но точно больше, чем во всех других клубах. Не думаю, что что-то поменялось.

Если говорить о качестве, то турнирная таблица практически идеально все отображает: «Зенит» с упором на ютуб, «Спартак» начал преображаться, «Рубин» второй сезон держит неплохую марку, ЦСКА, «Локомотив». «Ростов» после ухода Никиты Кириленко немного потерял в этом компоненте, уже не такой яркий.

– Со стороны может показаться, что у тебя работа мечты: тусишь на футболе, общаешься с игроками. Давай про обратную сторону.

– Если ты живешь клубом, болеешь за него, переживаешь, то это, безусловно, поражения. Плюс ты не можешь в эти моменты уйти в себя, забыться, замкнуться, напиться (хоть я и не выпиваю). Ты остаешься в соцсетях, общаешься с болельщиками, мониторишь комментарии, объясняешь игрокам, что нужно высказаться.

Поражения – самый негативный момент. Когда по составу и инфраструктуре далеко не худший, а по факту выигрываешь только четыре матча за сезон: у «Крыльев» в августе, «Динамо» в декабре, и потом только в мае – у «Анжи» и «Оренбурга». Ты играешь, летишь, проигрываешь, возвращаешься, что-то делаешь, но все равно проигрываешь. Через себя это больно пропускать. Мне всегда говорили: «Не обращай внимания, ты на это никак не повлияешь».

– Уйти из «Енисея» ты решил еще прошлой весной. Когда впервые подумал об этом?

– Когда мы влетели 0:4 «Крыльям» в Самаре. Это был такой матч, когда все понимали: если цепляемся – мы в борьбе, если нет – то практически все. Тогда понял, что устал от всего этого негатива. Тогда и начал думать: «А не пойти ли мне?»

– Как и кому ты передавал дела?

– По факту я ничего не складывал в картонную коробку и не перекладывал на другой стол. Оставил логин, пароль от твиттера и инстаграма – вот и все. От твиттера написал на бумажке, торжественно! Об уходе объявлял внутри клуба очень тихо. Сначала сказал директору и спортивному директору. Все обсудили, пришли к общему знаменателю, что без проблем меня отпустят. Пожелали друг другу успехов и удачи.

– Они пытались отговорить?

– Они меня прекрасно поняли. Мы расстались на очень позитивной ноте и до сих пор поддерживаем связь.

– У тебя было несколько вариантов продолжения работы.

– Эти варианты возникали от клубов Премьер-лиги [по ходу сезона]. Где-то уточняли, когда мы приезжали на выезд, где-то по телефону общались. До каких-то конкретных историй не дошло.

– Это клубы из первой половины таблицы?

– Сейчас открою таблицу и скажу. (после паузы) Это клубы из нижней восьмерки. Когда уже ушел из клуба, коллега: знали бы – пригласили. Это уже клуб из верхней восьмерки.

– В декабре ты давал комментарий по ситуации в «Енисее». Сюжет вышел в эфир без тебя. Что там было?

– Ничего такого-то и не было. Было мнение о том, что сейчас происходит в клубе.

– История с соцсетями «Енисея». Что это было?

Зимой-2020 Меркис критиковал «Енисей», который тогда был на дне ФНЛ, сначала в твиттере, потом на региональном телеканале (запись не попала в эфир). Далее Меркис на пять дней получил доступ к соцсетям клуба и публиковал там критику нового руководства. Подробнее о ситуации мы писали тут.

– На эту тему я уже высказался в твиттере. Я поступил неправильно и принес извинения. Если еще раз проанализировать эту ситуацию, то можно увидеть, что взлома не было, соцсети никто не уводил.

– И все-таки: зачем ты в это ввязался?

– Не отпустил город и клуб, наверное. Повторюсь: я совершил ошибку.

СКА: как Баста уговорил Меркиса и почему клуб не шумит так же, как тот «Енисей»

– Как появился вариант в СКА?

– На самом деле пост-прощание [c «Енисеем»] я публиковал в аэропорту, улетая из Ростова. Вариант появился в начале июня. Со мной связались, рассказали о проекте. Когда Баста выступал в Красноярске, встретились перед концертом, пообщались лично. Он привел тонну аргументов: рассказал о проекте, что планируется, амбиции, задачи. Этим и подтолкнул меня к согласию.

– Давай из этой тонны скинем сюда пару килограммов.

– Главное – возможность начать строительство медиа с нуля. Сделать клуб интересным, не повторяя историю с «Енисеем». СКА – это клуб с историей, плюс в этом городе есть еще одна команда, есть соперничество за внимание других болельщиков.

– Твоя должность называется «руководитель департамента новых медиа». Что это такое?

– Мы уже говорили про «Зенит», что они одни из лучших. У них эта должность так и называется. Придумывал ее не я, поэтому только пытаюсь предположить причины возникновения названия. Должность включается в себя все то, что и просто [должность] руководителя по медиа: история с соцсетями, сайтом, видео. Все просто, хоть и звучит сложновато.

– Уйти в ПФЛ после РПЛ – это не шаг назад?

– Тоже об этом долго думал. Мне кажется, что здесь именно [новый] опыт, о котором уже говорил. Поэтому я бы склонялся к тому, что это не шаг назад. Если бы это был шаг назад, я бы все-таки не пошел.

– В твиттере и других соцсетях СКА весь сезон было спокойно. Почему?

– Повторюсь, задачи сделать второй «Енисей» нет. И пока с таким взрывоопасным, ситуативным SMM – пауза. В СКА мы идем немного по другому направлению, учитывая исторические аспекты клуба. Основная группа фанатов – это болельщики 35-40 и старше, которые как раз видели исторические победы. Они сейчас ядро, поэтому контент направлен на них: воспоминания об исторических матчах, приглашение ветеранов для символических ударов.

А в плане обращения внимания новой аудитории мы идем через социальные мероприятия: ходили в приют, детский дом, школу. История с тем же «Амкалом». Идет такая многогранная работа с болельщиками. В основном она направлена только на них, чтобы сделать у СКА лицо. Поскольку это клуб с историей, то делать лицо таким суперсовременным и на позитиве пока не совсем тот путь, по которому нужно идти.

– Мне кажется, люди 40+ в лучшем случае знают, что такое вк.

– В вк достаточно много болельщиков такой аудитории. В инстаграме аудитория первая по активности. Там она немного другая, более молодая и более лояльная. Если болельщики, видевшие большие успехи, немного со скептицизмом ко всему относятся, то в инстаграме идет больше поддержки. Плюс сейчас занимаемся новым сайтом, надеемся скоро его выкатить.

– Так, в аудиторию 40+ и 20– попадаем. Как привлечь самую платежеспособную аудиторию?

– Здесь еще такой момент, что платежеспособная аудитория сто процентов нужна, но пока у клуба такая реалия: мы находимся в ПФЛ, вход на стадион бесплатный, своего онлайн-магазина нет. Пока что стоит говорить не о том, как зацепить внимание этой аудитории. А как сделать так, чтобы в том числе те, кто болеет или стал болеть за «Ростов», когда родители болели за СКА – чтобы они посмотрели, что есть и вторая команда.

– Извини, но я пока не понял, как все-таки привлечь аудиторию 20-40.

– Да, «Амкал» – это сильно меньше, исторические ролики – это сильно больше. Если мы говорим об аудитории 20-40, то их внимание – это какие-то посты в городских пабликах о команде, о клубе. Мы надеемся, на них окажет влияние наша социальная деятельность – мы ходим в школы, социальные учреждения.

– Разместить афишу игры с «Волгарем» на «Ростов Арене» – это дерзко?

– «Ростов Арена» же не принадлежит ФК «Ростов». Если бы она принадлежала «Ростову», клуб вряд ли бы ее согласовал, а так это рекламный щит. Они так же могут повесить свою рекламу на рекламный щит возле стадиона СКА.

– Ценник не завышали?

– Здесь не было сверхъестественных сумм.

– Не задумывались ли сделать вход платным, хотя бы сто рублей?

– Пока речь об этом не заходила. У стадиона СКА много особенностей: каким он был раньше и каким он стал после многолетней реконструкции. За этот стадион еще и брать деньги – это спорный вопрос.

– Осенью к СКА приезжали «Редакция», «Амкал» и Савин. Как удалось всех заманить?

– Все благодаря фигуре Василия Вакуленко. «Редакция» приезжала снимать его, он был в это время в городе. «Амкал» приезжал играть с клубом, «КраСава» приезжал снимать «Амкал». Вот такая многоступенчатая история. Такой насыщенный мероприятиями получился у нас уик-энд.

– Чем ты занимаешься помимо СКА?

– Второй проект – Welcome2020. Это портал для болельщиков о Евро-2020, который пройдет теперь уже в 2021-м, но все также в 12 городах Европы. Что касается меня, то я в команде, которая занимается социальными сетями петербургской части турнира. Можете посмотреть – везде euro2020spb.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые