чемпионат Казахстана
Казахстан
Андрей Аршавин
Егор Титов
Владимир Бесчастных
Андрей Тихонов
Дмитрий Огай
Кайрат
Астана
Тобол
Жетысу
Поделиться:
Комментарии:
3

Насвай в тюбике, капельницы, договорняки, внук Назарбаева. Как устроен футбол Казахстана изнутри

Айдын Кожахмет – один из самых авторитетных спортивных журналистов Казахстана и знает о футболе там почти все.

В журналистике он с 2003 года. Был корреспондентом УЕФА в Казахстане, начальником отдела футбола в самой популярной спортивной газете нулевых, автором и редактором сайта «Наш Спорт». Сейчас ведет телеграм-канал «Kozhakhmet inside» и работает шеф-редактором в издании «SPORTINFORM». Кожахмет знаменит резонансными инсайдами и расследованиями.

Мы поговорили с ним о футболе Казахстана и пересказываем главные и интереснейшие сюжеты.

В Казахстане есть свой Балотелли: провозил насвай в Голландию, считает себя главной звездой и закончил в 25

«В 2011-м молодежная сборная Казахстана играла с французами на выезде. Я работал в федерации футбола, полетел вместе с командой. У Франции был тогда бешеный состав: Гризманн, Ляказетт, Варан, Мангаля. Мы летели через Амстердам – там была пересадка.

Проходим на рейс через металлоискатели. И что-то запищало, когда проходил Бауржан Джолчиев. Пограничники попросили достать все из карманов. И он достает тюбик цилиндрической формы – а там что-то похожее на травку.

И погранцы не поймут, что это такое. Думают, что трава. В Голландии она разрешена для употребления, но перевозить ее нельзя. И поднялся страшный шум. Я подбегаю, смотрю – а там насвай в тюбике. Нас уже пугают: ребята, вы попали. Короче, все серьезно.

Напоминаем: насвай – дерьмо. Не употребляйте

Команда, тренер – все в панике. Но мы выкрутились: наш менеджер сказал, что это средство от зубной боли, Джолчиев использует его в целебных целях. И что никакое это не наркотическое вещество – можно проверить.

Они поверили: окей, ладно, но только мы вам не разрешим его пронести. И я Бауру говорю: «Давай, выбрасывай». А он не меня так посмотрел растеряно: «У меня же больше нет». Но заставили его выбросить.

Мы пошли на рейс. Потом оборачиваюсь, а Баур трется возле погранцов. Вижу, что он хочет забрать выброшенный насвай из урны. Пришлось забирать его оттуда чуть ли не насильно.

После этого инцидента тренер не поставил его в состав в воспитательных целях. Хотя я не уверен, что парень это понял.

Он как Марио Балотелли. Его никто не может понять. Даже те ребята, которые с ним очень близко общаются. Он действительно был очень талантливым.  У него было все – мог стать звездой. Но закончил с футболом в 25 лет (в 2015-м).

Тогда он выдвинул требования. Сказал, что готов играть только в той команде, которая будет платить ему миллион евро в год плюс миллион или два подъемных. Ему, естественно, никто никогда такие деньги не стал бы платить. Агенты предлагали варианты в России, а он им ответил: «Готов ехать только в московские клубы, а этот колхоз типа «Амкара» и «Урала» меня не интересует».

Самые больше зарплаты в нашем футболе в «Астане». И максимальная, по-моему, 100 тысяч долларов в месяц. Но это только у одного-двух игроков.

Джолчиев пытался реанимировать карьеру пару лет назад. Прошел просмотр все в той же «Астане». Но сборах тренер был доволен, хотел видеть его в команде. А он: «Ну, вы знаете мои условия, они не изменились». И снова остался без клуба. Сейчас живет в свое удовольствие. Играет на чемпионатах города. Не работает. Был момент, когда немного располнел. Сейчас вроде взялся за ум, помогает другу в его футбольной школе».

Самый строгий тренер – выгонял из клуба за улыбку на тренировке

«Дмитрий Огай – это аналог раннего Курбана Бердыева, он его в какой-то мере копировал. В его командах всегда железная дисциплина. Во всем. Например, игроки должны приходить в столовую в одинаковой одежде – вплоть до носков. И тотальный контроль над всем, что происходит в клубе.

Во время тактических разборов и тренировок на поле он не разрешает никому даже улыбаться. Именно по этой причине один раз убрал из команды игрока, с которым только подписали контракт. Футболист то ли улыбался, то ли хихикал. Огай сначала выгнал его с тренировки, а потом с ним разорвали контракт. В общем, он жесткий и требовательный. Но результат дает. При этом очень порядочный и дипломатичный человек.

Было время, когда я с ним близко общался, он меня пускал на тренировки. Как-то в Костанае даже пригласил на «базу» – это был пансионат для инвалидов, а на последнем этаже жила команда. Атмосфера тяжелая. Заходишь в здание: там люди на колясках, с костылями, процедуры проходят всякие. И тут же здоровые футболисты. Ужасный контраст.

Я там пообедал с тренерским штабом, а потом пошел в номер Огая брать интервью. И у него даже в номере невероятный порядок! Ничего не валяется, все блокноты и тетради аккуратно собраны в стопочку, кассеты рассортированы (это было в нулевых). И он специально для меня заварил кофе – вкуснее никогда не пробовал! Гляжу на стену, а там висит его календарь по плану тренировочного процесса. И все эти макро и микроциклы отмечены разными цветами маркера. В общем, невероятный педант.

Его не любят за то, что куда бы он ни пошел работать, везет свою команду – тренерский штаб, медиков, массажистов, оператора. Местные-то остаются без работы. Но это его стиль − он доверяет только своим, поэтому не подпускает к команде тех, кого не знает лично и в ком не уверен».   

Русские легенды в Казахстане: Бесчастных говорил на русском с акцентом (что?), Титов нахамил, а Тихонов – лучший легионер в истории

«Бесчастных завершил карьеру в Астане, 12 лет назад. Я тогда работал в газете «Караван». И мы с коллегой Аскатом Жакаевым делали с Бесчастных интервью в «Медеу» [ледовый комплекс в горах]. После поехали ужинать в восточный ресторан. Он очень хотел попробовать бешбармак, казы – традиционные наши блюда. Казы, кстати, ему очень понравилось. Это такая колбаса из конины. И бешбармак он ел руками, отдавая дань нашим традициям.

Потом Володя спросил, почему в Казахстане сразу распознают, что он из Москвы. А наш фотограф Ваня Беседин сказал: «Так у тебя ж акцент». А мы с коллегой подтвердили.

Бесчастных задумался, а потом спросил: «То есть вы хотите сказать, что я, чистокровный русский и коренной москвич, не знающий толком других языков, кроме испанского, говорю на родном русском с акцентом?!» Ваня ответил, что да. И дальше такой диалог:

– Ну, тогда обоснуй.

– Ты где живешь?

– В Москве.

– Вот видишь, ты говоришь в Ма-а-аскве. Так говорят только москвичи.

Последнее, что об этом сказал Бесчастных: «Никогда бы не подумал, что узнаю о том, что говорю с ацкентом на родном языке от казахов. И самое интересное – вы ведь в чем-то правы».

Он тогда играл за «Астану». Не ту, что сейчас у нас бессменный чемпион, а другую, которой уже нет. И тот год был последним для того клуба, финансовое положение было очень плохим. На базе бывало, что столовая не работала из-за отсутствия продуктов. А Володя-то парень состоятельный, сбережения имелись. И он месяц-другой подкармливал всю команду, покупал продукты за свои деньги.

В Аршавина я, если честно, вообще не верил. Думал, что он и тут дурака будет валять. И к его приезду в «Кайрат» отнесся со скептицизмом. Но он меня полностью посрамил – такую тут магию творил на поле.

Его приезд, конечно, вызвал большой ажиотаж. В каждом городе ради селфи с ним выстраивалась огромная очередь. И он никому не отказывал. Но, говорят, однажды даже он был удивлен. После тренировки зашел в раздевалку. А тут капитан «Кайрата» Бауыржан Исламхан говорит ему: «Андрей, выйди на улицу, там братья мои ждут, сфотографироваться хотят». Без всяких «пожалуйста» и «по-братски». Он малость прифигел, но сходил и сфотографировался.

А вообще, в команде он со всеми здорово общался. Молодых на поле «душил», а затем звал в ресторан, угощал. С некоторыми пацанами все еще поддерживает отношения, в инстаграме их подкалывает постоянно, с днем рождения поздравляет. 

Считаю, что Андрей Тихонов – лучший иностранный футболист за всю историю нашего чемпионата. Человечище и игрочище! Ему ж было 37, когда он сюда приехал. Блин, что он творил на поле! Забивал, отдавал, обыгрывал, в подкатах стелился. Настоящий капитан. На тренировках тоже пахал больше всех. В общении корректен и уважителен. Забил 12 в 25 матчах, отдал примерно столько же голевых, а может и больше. Короче, я был влюблен в его игру и отношение к делу.

А вот Титов – полная противоположность. Надменный такой, ленивый, все на чистых мячах. Еще и в скандал вляпался: приехал и сразу обозвал нас – местных журналистов – мамбетами [в Казахстане – необразованный человек, быдло] в интервью российскому изданию.

Скандал случился большой! Знаю ребят, которые даже хотели поговорить с ним жестко, ноги переломать. Клубу пришлось давать специальную пресс-конференцию, извиняться. Причем не только сам Титов там извинялся, но и Тихонов, и главный тренер Юран.

Они тогда получали в «Локомотиве» порядка 50 тысяч долларов в месяц. Чтоб вы понимали, самый высокооплачиваемый футболист страны на тот момент Самат Смаков зарабатывал вдвое меньше. И если Тихонов точно заслуживал таких денег, то Титов вообще не оправдывал их.

Их в команду пригласил Данияр Хасенов – бывший зять президента страны. Он неофициально был владельцем клуба в тот год, а официально − нападающим под десятым номером. И даже иногда забивал. Но потом он серьезно заболел, финансовые потоки прекратились, игрокам были должны за несколько месяцев. После сезона руководство клуба сменилось, и Титова, Тихонова, Юрана, Максима Шацких попытались кинуть на бабки. Плюс начали поступать по отношению к ним очень непорядочно. На сборы не пригласили. Но Титов с Тихоновым все равно приехали. Так их не пустили в отель и на тренировки. Они сняли номер в соседнем отеле, приходили на тренировки ежедневно, бегали вокруг поля.

Говорят, потом решали вопрос через серьезных людей и, клуб деньги вернул».

Кожахмет смеялся над молодым ван Дейком, а тот его запомнил

«В 2013-м году «Шахтер» дома обыграл «Селтик» 2:0 в квалификации Лиги чемпионов. Это был первый матч в Астане. Мы радостные, думали, что все, похоронили этот «Селтик» и нас ждет групповой этап Лиги чемпионов.

После матча в микст-зоне мимо проходит ван Дейк – тогда еще совсем молодой парень. И мы с ним пересеклись взглядами. И я громко, чтобы все слышали, говорю ему: «Удачи вам в Лиге Европы!» А он молча и злобно посмотрел и пошел дальше. В ответной игре «Селтик» вынес наш «Шахтер» без шансов – 3:0.

Прошел год. Я со сборной Казахстана поехал на матч с Голландией. За день до игры проводились пресс-конференция и открытая тренировка. Я тогда был пресс-офицером сборной и тоже во всем этом участвовал.

Приехал заранее к стадиону. Прогуливался по территории вместе с нашей переводчицей. Проходим мимо раздевалки голландцев. А у двери стоят ван Дейк и еще кто-то. Мы с ним пересеклись взглядом. Небольшая пауза. И он такой вдруг говорит: «Эй, а это не ты меня троллил в Казахстане?»

За прошедший год я сильно похудел. Но он все равно меня узнал! Признался, что я. Он: «Такое не забудешь. Я тогда был злой, ваш нападающий забил из-под меня. И тут ты довольный меня начал подкалывать. Я разозлился! Потом мы вас грохнули».

Мы расхохотались. Я ему говорю: «Слушай, не обижайся. Но надеюсь, завтра после игры у меня снова будет повод тебя потроллить». И что-то в таком духе. Хотел уже попросить его о совместном фото, но тут пришла женщина из федерации футбола Нидерландов: строгая такая, отчитала нас и сказала, что нам нельзя находиться возле раздевалки их сборной и тем более фотографироваться. Ушли».

Сын Газзаева назначил капельницы футболистам – те чуть не завершили карьеры

«Тобол» не любит, когда поднимают эту тему. Поэтому я лишний раз убеждаюсь, что это история правдивая. После матча с «Астаной» трех футболистов «Тобола» (Себаи, Мирошниченко, Нургалиева) отправили под капельницы прокапать витамины.

Нургалиев покрылся сыпью. Себаи, говорят, в отключке лежал, чуть ли не в реанимацию возили. Мирошниченко тоже очень плохо было – чуть ли не почки отказали. Шли разговоры, что они могут вообще с футболом закончить.

Аким [мэр в Казахстане], говорят, злился: отправил ментов допрашивать всю команду. Врача в итоге уволили, а он в клубе около 15 лет проработал с перерывами. Причем несправедливо уволили − нужен был козел отпущения. Он же не виноват, что витамины были какие-то левые. Это было указание Газзаева [Владимира].

Слава богу, оба поправились. Хотя Себаи и Мирошниченко пропустили достаточно. Особенно последний. Я верю в достоверность этой истории, потому что ее максимально замалчивают. И потому что мне о ней рассказывал человек, близкий к одному из футболистов.

Что это был за препарат – неизвестно. Якобы какой-то восстановительный «коктейль».

Оказывается, внук Назарбаева был футболистом

«В детстве он был помешан на футболе. Занимался усиленно. Тренировался в академии «Челси», отыграл сезон за юношескую команду «Портсмута». Но профессиональная карьера не сложилась. Видимо, был не настолько талантлив.

Когда его отец [Рахат Алиев] стал главой федерации футбола, он стал ездить на матчи со сборной. Иногда ему даже разрешали тренироваться с ними.

И потом он попал… ну, как попал, в общем, оказался в юношеской сборной до 17 лет. На одной из тренировок зацепился с капитаном – таким пацаном с района. И тот поставил Айсултана на место. А потом его, капитана, убрали из юношеской сборной.

Когда он играл в дубле «Астаны», был инцидент с тренером, который в раздевалке орал и не выбирал выражений. Всю команду обложил матом. Говорят, Айсултану это очень не понравилось, и после тренера в подтрибунном помещении поймали телохранители Айсултана и ласково с ним побеседовали. После этого разговора тренер согнулся пополам и лежал пару минут.

Потом он был вице-президентом федерации. Но очень недолго. Не уверен, что он вообще в офисе появлялся хотя бы раз».

«К сожалению, почти в каждом матче есть вероятность, что судья работает в пользу какой-то команды»

«С судьями, наверное, работают все клубы. За последние 5-6 лет я знаю только две команды, которые 100% к ним не обращаются – это «Астана» и «Кайрат».

Не знаю, что должно измениться, чтобы команда без большого ресурса могла что-то выиграть. К сожалению, почти в каждом матче есть вероятность, что судья работает в пользу какой-то команды. Ничего не меняется, потому что это большая система, в которой участвуют все. Один большой бизнес.

Но за последние годы количество таких матчей снизилось. Тем более сейчас такие договорняки иногда срываются, потому что мы, журналисты, до игры поднимаем эту тему, если узнаем, что игра будет договорной. Часто прослеживаем это через скачки коэффициентов в букмекерских конторах.

«Астана» и «Кайрат» не работают с судьями, но могут мотивировать соперников, которые играют с их конкурентами. И это не нарушение, потому что регламентом не запрещено. Хотя я считаю, что это неправильно.

Например, в позапрошлом сезоне играли «Акжайык» и «Астана». «Кайрату» нужно было, чтобы «Акжайык» отобрал очки. И «Кайрат» предложил им очень большие деньги, чтобы те остановили «Астану». Приехал человек с чемоданом, все как полагается. Но «Акжайык» не справился. В прошлом году были подобные моменты в последних турах».

Агенты, как обычно, делят зарплаты футболистов

«Мне рассказывали: как-то в «Астану» приходил талантливый молодой парень, которому агент сразу сказал, что нужно будет заносить деньги. Но не дал полной инструкции. И вот день первой зарплаты, а пацану этому еще не успели оформить корпоративную карту. И отдали деньги наличкой. И он выходит из бухгалтерии с пухлым конвертом и тут же задает вопрос: «Ну что, кому тут отчехлять половину?»

Как вообще обычно происходит этот процесс. Я, допустим, работаю агентом. Прихожу к спортивному директору какого-нибудь клуба и говорю: давай возьмешь у меня этого хорошего футболиста. Он хочет зарплату 10 тысяч долларов в месяц. Сделаем так: дадим ему зарплату в 15 тысяч, и мне агентскими заплатишь 50. Эти 50 тысяч я отдам тебе, а свое я буду забирать у игрока каждый месяц. Либо наоборот.

В общем, система вот так работает. И других схем много. Сейчас тенденция пошла такая, что агентские вытаскивать из клубов все сложнее. Поэтому коррупционеры сидят в зарплатах игроков и снимают шапку ежемесячно».

Акимы – самые влиятельные люди в футболе

«Естественно, больше, чем аким [мэр], на футбол в городе никто повлиять не может. Кроме «Кайрата» и «Астаны» опять же, потому что там клубами управляют не муниципальные власти. Все остальные живут на бюджет области. Хотя и «Кайрату», и «Астане» акиматы тоже выделяют деньги – на содержание школы, инфраструктуру, но не на главную команду.

А так – все зависит от акимов и их отношения. Большинство относятся прохладно: им дали деньги, их команда должна выполнить минимум; таким главное, чтобы народ ходил на футбол.

Некоторые фанатеют и вкладываются. Как Архимед Мухамбетов в Костанае – он сам бывший футболист. «Тобол» сейчас – это его детище. И, как я понимаю, он даже чрезмерно вкладывается. Не знаю, насколько правда, но, говорят, он даже на стартовый состав влиял. Перед игрой приглашает на обед тренера: спрашивает о составе и предлагает свой, не давит, но все равно показывает, кого хочет видеть на поле.

В «Кайрате» вопрос принципа – играть честно. Я знаю, что там несколько лет назад после очередной неудачной попытки «Кайрата» стать чемпионом, владельцу Боранбаеву сказали: «Ну, не получается у нас стать чемпионом. Давай поможем команде это сделать в следующем». На что он ответил: «Если бы я хотел, мы бы уже четыре раза подряд купили чемпионство». И его слова правдивы, потому что ему бы точно хватило ресурсов купить чемпионство.

А в «Астане» рулил Саян Хамитжанов – наверное, самый авторитетный и влиятельный человек в казахстанском футболе. Поэтому команду никогда не засуживают – ни один судья просто не осмелиться мочить команду Хамитжанова.

Не скажу, что ей откровенно помогают. «Астана» в том году пенальти чуть ли не меньше всех в лиге пробила. Выигрывает она своими силами, просто за счет более высокого класса исполнителей».

Почти весь футбол держится на государственном бюджете. Ничего не напоминает?

«Государственные деньги – это вообще главное зло в футболе. Клуб каждый год обеспечивают бюджетом, и ему нет необходимости развиваться и самому зарабатывать. Это очень тормозит наш футбол. Никто не действует стратегически – все живут одним сезоном.

Если ты, бизнесмен, вкладываешь деньги в клуб – естественно, будешь следить, чтобы их не воровали. С каждым годом ты захочешь вкладывать меньше – для этого нужно развитие, чтобы клуб приносил хотя бы частичную финансовую отдачу.

Но у нас это не работает. Если у клуба есть спонсор, значит, его нагнули. Вот сейчас «Иртыш» снялся с чемпионата: огромные долги, которые копились несколько лет из-за лжеменеджеров, которые футбол только с вертолета видели.

3000$ за текст и переписанный на 9 лет игрок

«Я считаю себя журналистом. И да, я часть этой журналистики, о которой говорил. Я намного меньше стал рассказывать о середняках-аутсайдерах, просто потому что нет запроса аудитории. Но я могу высказаться на любую тему – не вижу для себя какой-то цензуры.

Но у меня есть проблема в объективности, признаю. За эти 17 лет в журналистике у меня появились друзья внутри нашего футбола, к которым я более лоялен, которых не буду жестко критиковать. Не потому, что люблю и уважаю, а просто чуть глубже понимаю их проблемы, истинные причины тех или иных решений.

Никогда не писал ангажированные материалы за деньги. Это мой принцип. Мне неоднократно предлагали такое, но я всегда отказывал. Это неправильно, потому что из-за такого материала может разрушиться чья-то судьба, кто-то может потерять работу.

Максимально мне предлагали три тысячи долларов за уничтожение одного человека. Я отказался. Хотя к этому человеку, которого предлагали прибить, у меня было негативное отношение. Есть хорошая китайская поговорка: «Что знают двое, знает и свинья». Об этом обязательно узнают.

Раньше я гораздо больше занимался настоящей журналистикой, расследованиями. После одного моего материала с футбольного клуба «Мегаспорт» были сняты очки, я выявил в их составе двух футболистов с поддельными паспортными данными. 

Выяснил, что в команде бывшие граждане Узбекистана, причем переписанные. Оба были указаны как игроки 1989 года рождения, но на деле оказалось, что одного из них переписали на девять лет.

И вот когда я все это вскрыл, пошла волна: лига начала проверять всех лимитчиков, и обнаружила еще с десяток переписанных. Причем один случай был вообще дичайший. Вратарь «Актобе» Жасулан Декханов был якобы 1987 года. Оказалось, что он никакой не Жасулан Декханов, а Жасур Нарзикулов 1984 года рождения, бывший гражданин Узбекистана. Причем, когда ему переписывали документы, был указан паспорт, под номером которого там вообще женщина зарегистрирована».

«Футбол – реально наркотик». Казахстанский тоже

«Я остаюсь в казахстанском футболе и журналистике, потому что тут есть много хороших вещей. Но вообще – это же жизнь, и она состоит из множества проблем и негативных сторон. У меня был один период, когда я отошел от футбола, не писал о нем, занимался небольшим бизнесом.

Но потом все равно, понимаешь, остаются друзья. Они рассказывают тебе истории, и ты снова втягиваешься. В этом же все равно много кайфа.

Футбол – реально наркотик. Приведу пример: в «Кайрате» одно время был такой директор – Малик Кушалиев. Его назначил Кайрат Боранбаев. Он должен был контролировать деньги, чтоб никто их не воровал. Говорят, он вообще не хотел влезать в футбол, ему не нравилось это. Но прошло чуть времени, увидел все изнутри, почувствовал драйв соперничества, узнал, что такое, когда тебя фанаты носят на руках. И втянулся. Потом его не могли оттащить от клуба. Руководили клубом другие люди, а он все равно был где-то рядом, пытался влиять на процессы.

Тот же Боранбаев. Он до «Кайрата» был очень обеспеченным человеком, мог вообще не заниматься этим. Но сколько он сделал: построил базу шикарную, академию, клуб вывел на космический по нашим меркам уровень – теперь его знает вся страна, многие в Европе. Он даже в УЕФА в одном из комитетов второй человек сразу после Чеферина. Футбол очень сильно затягивает. И я без него не могу».

Конфликты – часть профессии

«У меня были такие, полуопасные ситуации в работе. На разборки и стрелки вытягивали. Всякое бывало. Были инциденты с футболистами. Особенно с недалеким умом, хамоватыми. Они толком читать не умеют.

Как-то написал, что один игрок напоминает аргонавта или тафгая, сейчас точно не помню. А он подумал, что я его так обматерил. Ну как с такими людьми бороться? Просто говоришь ему: «Иди отсюда! Книжки почитай!»

С одним бывшим футболистом как-то раз были разборки, которые завершились, скажем так, нормально. Он считал, что я написал заказную статью о нем, хотя я к ней отношения не имел. Он мне предъявил, я сказал: «Это не мой материал, но я бы сделал такой же». Мы высказали друг другу претензии. Потом все выровнялось. Сейчас поддерживаем нормальные отношения.

До драк не доходило. Бывали пограничные ситуации, с читателями-болельщиками, которые подходили: «Вот, ты это написал», я: «Да». И там слово за слово. Но это было в основном в мои молодые годы.

Был конфликт с очень известным футболистом, который играл за сборную. После матча я написал: «Если поменять его ноги, ничего не изменится», потому что он два раза промазал с разных ног с убойных позиций. И он наехал: «Ты вот написал, что ты бы мне ноги вырвал. Давай-давай, делай!» В итоге он понял, что я хотел сказать, все нормально разрешилось».

Футбольное сообщество Казахстана – семья

«Лучшее в казахстанском футболе – это люди, футболисты. Они очень дружные и отзывчивые. Если у кого-то сложности (после карьеры или болезнь близких), собирают деньги.

Был случай: бывший вратарь «Востока» попал в ДТП. У него отец и сын скончались, еще один сын сильно пострадал. Нужны были деньги, а он сам находился в коме. Футболисты собрались, оплатили лечение, адвоката, так как его пытались сделать виновником аварии. Это показательная история. Таких моментов объединения было достаточно.

Еще один случай. У нас есть игрок по имени Улан Конысбаев, он был топовым несколько лет назад. В товарищеской игре с Китаем за сборную он сломал ногу. Его прооперировали там же – в Китае. Но неудачно. Федерация отправила его в итальянскую клинику. Он долго лечился и восстанавливался. Но пока так и не вернулся на прежний уровень.

И собирался еще раз оперироваться в Барселоне. Там серьезные деньги были нужны. Он продал машину, еще что-то ради этого. Ни у кого не хотел просить. Но наши футболисты втайне от него стали собирать деньги. Я не знал, что это делается втайне, взял и написал об этом в своем телеграм-канале.

Улан прочитал и немного обиделся на парней: че вы, я и сам могу за себя заплатить. А пацаны просто хотели, чтобы у него не дошло до продажи квартиры. И за это я их уважаю».

Есть основания, что скоро казахстанский футбол станет сильнее

«Для меня сейчас самое интересное время в нашем футболе. Потому что те футболисты, за которыми я с большим интересом следил и с которыми общаюсь, сейчас стали тренерами, спортивными директорами и так далее. Это Балтиев, Смаков, Жумаскалиев, Лория, Карпович и другие. Они считаются золотым поколением.

Я давно слежу за ними. За их развитием как личностей. Они были сильными футболистами, многие поиграли за рубежом, знают, как улучшить наш футбол. К тому же они обеспечены, у них нет цели наворовать.

Например, в Карповиче, видно, растет крутой тренер. Мне нравится этот процесс превращения из футболистов в мендженеров, тренеров. Старшие товарищи мне всегда говорили, что это поколение – будущее нашего футбола. Надеюсь, что они оправдают эти надежды.

И у нас в принципе дружное сообщество. И журналистов тоже. Многие между собой дружат. В России – это только мое наблюдение – часто не общаются люди из разных изданий, возможно, из-за конкуренции. В Казахстане нет такого».

Почему нужно следить за казахстанским футболом

С лета казахстанцы перестанут считаться легионерами в России. Наверняка несколько футболистов переедут в РПЛ. Уже сейчас [зимой 2020] к нам приезжают люди из России, смотреть за нашими игроками. Зайнутдинов, Бахтияров, Куат уже там. Муртазаев и Исламхан чуть не перешли в «Рубин». Думаю, в ближайший год еще пара человек поедет в РПЛ».

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ КОЖАХМЕТА, ГДЕ ПОЛНО ТАКИХ ИНТЕРЕСНЫХ ИСТОРИЙ

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ ВАЛЕРЫ ПОЛЕВИКОВА

Комментарии (3)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые
Ахат Аманбаев
09 июня, 14:48
Комментарий удален пользователем
ответить
Arshat Oraz
10 июня, 09:53

Классный текст про казахстанский футбол! Удачи, Айдын!

ответить
Талгат Нуржанов
11 июня, 11:00

«С судьями, наверное, работают все клубы. За последние 5-6 лет я знаю только две команды, которые 100% к ним не обращаются – это «Астана» и «Кайрат».

Ржу не могу!!!

ответить