Младен Кашчелан
РПЛ
ФНЛ
Марио Фернандес
Арсенал Тула
Тамбов
Тосно
Поделиться:

Как выучить восемь языков и везде жить без переводчика. Рассказывает лучший полиглот русского футбола

Капитан «Тамбова» черногорец Младен Кашчелан к 36 годам поиграл в восьми европейских странах и везде в разном объеме освоил местный язык. В России он с 2013 года: начинал в тульском «Арсенале» при Аленичеве, потом ушел в «Тосно», а теперь тащит «Тамбов» в РПЛ.

Шесть лет назад Младен вообще не говорил по-русски, а сейчас читает книги, спокойно реагирует на сложные вопросы и без паники строит большие предложения. Иностранца в нем выдают только акцент и грамматические ошибки вроде неправильных окончаний.

В этом интервью – много-много про язык, чуть-чуть про футбол и несколько понятных истин о самосовершенствовании, мотивации быть лучше каждый день и уважении к месту, в котором живешь.

– Для начала зафиксируем: так сколько всего языков вы знаете?

– Давайте посчитаем. Английский, немецкий, русский, польский. Понимаю греческий. Знаю болгарский, но он похож на русский. В школе учил итальянский – его понимаю хорошо, но говорю плохо. По программе школы четыре года им занимался. Нужно месяца полтора-два пожить в Италии, чтобы заговорить заново. В школе мы учили и итальянский, и французский, и английский.

В Греции я играл год. Честно говоря, если сейчас люди будут говорить про футбол, установку на игру, про тренировки, я все пойму. На поле могу общаться с ребятами. Тяжелый язык. Если бы остался там еще на год, вообще бы спокойно заговорил. Тем более что греки – приятный народ, всегда идут на общение. Люблю их музыку.

– Еще вы играли в Украине. Как там с языком пришлось?

– Никак. Я приехал во Львов (это Западная Украина), до этого пять лет играл в Польше. Русский язык я тогда еще не знал. Люди что-то спрашивали, я отвечал: «Извините, я не понимаю по-русски». Они мне сразу: «Это не русский, а украинский». Говорю: «Да ладно, для меня это то же самое». Они: «Нет-нет, это украинский язык». В городе я больше пользовался польским языком. Он не особо отличается от русского. В плане коммуникации проблем не испытал.

Правила изучения языков: живое общение, тетради с записями, постоянное совершенствование. Конспектируем

– Объясните, как вам так легко даются языки?

– Честно скажу, ничего не дается легко. Если вы этим не заинтересуетесь, если не зайдете глубоко, никогда не выучите язык. Не думайте, что все сразу легко пойдет.

– На каком языке вы думаете?

– Ой, не знаю, ха-ха. Если говорю на русском, то и думаю на русском. Если говорю на сербском, то и думаю на сербском. Нужно адаптироваться к языку, на котором говоришь. Вы всегда думаете на одном из языков, по одному направлению. Везде по-разному приходится подбирать слова: в Сербии про что-то можно жестче сказать, а в английском языке этого вообще нет.

– Как сложно переключиться с одного языка на другой? В голове же хаос, нет?

– Смотрите: есть сербский, польский, русский – все славянские языки. Здесь нет большой проблемы. Особенно просто, когда нужно перейти с русского на польский. Там много похожих слов.

В Польше я играл пять лет, в России – уже шесть. Честно скажу, бывает тяжело. Начинаю что-то говорить, потом мешаю слова. Но это быстро проходит, и я возвращаюсь к одному языку. А с английского на немецкий переключиться даже проще.

– Когда я пытаюсь говорить на английском, сначала на русском продумываю предложение, потом подбираю английские слова и таким образом выражаюсь.

– Я давно прошел этот этап. Я тоже сначала думал на сербском, потом переводил, подбирал слова. Но это пройдет. Сейчас у меня все идет на автоматизме.

– Чтобы выучить несколько языков, нужно иметь какую-то склонность? Или это могут все?

– Приведу пример в случае с английским и немецким языком. Многие думают, что это вообще два разных языка. Поверьте, они друг на друга похожи. Да, немецкий жестче, но оба похоже звучат. Если знаете один, то частично понимаете и другой.

Когда я переехал в Германию, не особо знал английский. Меня раздражало, когда приходил на тренировки, а там очень много легионеров. Кто-то говорил на немецком языке, кто-то на английском. Через какое-то время попросил начальника команды, чтобы он записал меня на курсы немецкого языка. Четыре месяца интенсивной учебы: с 9 утра до 13 дня каждый день без перерыва. Так себя заставил выучить немецкий, после этого все пошло дальше.

– Получается, нужно преодолевать себя?

– Конечно. Должен быть какой-то талант, но тут так же, как и в любой сфере жизни: если его не развивать, не совершенствовать, не хотеть над ним работать, то он так и останется просто талантом – ничем большим.

– В вашей семье многие говорят на нескольких языках?

– У моей супруги тоже есть какой-то дар к языкам. Только она немного в другую сторону пошла: испанский, английский, русский, польский. Тоже много знает.

– Самая большая трудность, с которой столкнулись при изучении языков.

– Самое важное и сложное – заинтересоваться на 100%. Не просто что-то выучить и на этом закончить, но и совершенствоваться каждый день от акцента до набора слов.

– Вы себя каждый раз как заинтересовываете?

– Мне, например, стыдно приехать в другую страну, где я играю в футбол и зарабатываю деньги, не понимать языка и не общаться с местными людьми. Для меня это неуважение к тем, кто меня пригласил и дал работу. Это главная проблема. Понятно, что ты не выучишь язык через два месяца, но нужно показать, что с каждым днем ты понимаешь его все больше и больше. Это мой принцип.

– За сборную России выступает бразилец Марио Фернандес. Он дольше вас живет в России, но по-русски почти не говорит. Как вам?

– Есть люди, для которых выучить язык – сложно. Португальский язык – это латинский алфавит. Человеку может быть непросто. Думаю, в раздевалке с ребятами он говорит по-русски. Может, стесняется и боится, что люди его не поймут. Таких примеров много. Я его не осуждаю. Нужно нанять серьезного преподавателя.

– Слышал, что Марио везде ходит с переводчиком.

– Это уже ленивость, ха-ха.

– Вам часто помогали переводчики?

– Думаю, никогда. Вообще ни разу. Сходу адаптировался к стране.

– Как это? А кто помогал?

– По природе я открытый человек. Когда приходил в команду, сразу искал коммуникацию со своими людьми. Люблю шутки, люблю дружбу. С этого все и начинается и тянется одно за другим.

Я никогда не стесняюсь говорить, даже если знаю мало слов. Может, друзьям смешно, но они меня исправляют. Я все это записываю и запоминаю. Спрашиваю всех постоянно, как здесь правильно сказать, как это произносится.

– Три вещи, благодаря которым можно выучить любой язык.

– Первое – желание. Второе – профессионализм. Третье – способность подняться на высший уровень.

– Давайте на примере одного языка составим лайфхак по изучению.

– Возьмем греческий язык. Он самый сложный. Для меня он не похож ни на один язык. Все начинается из раздевалки: как, что, во сколько начинается тренировка, сколько минут идет это упражнение, что после него. Потом все переносится в ресторан. Как сказал Карло Анчелотти в своей книжке: «Ресторан для любого футболиста – создание атмосферы команды». Потому что там люди кушают и общаются. Важно не стесняться. Это заставляет учить язык больше всего.

– Что использовать для изучения? Самоучители в интернете, просмотр кино, музыка – эффективно?

– Никогда не использовал самоучители, но пользовался гугл-переводчиком. Например, писал какие-то нужные мне вещи на сербском языке, делал перевод (понятно, что переводчик не всегда делает хороший перевод) и узнавал у ребят, можно ли так сказать. Они отвечали: «Так слишком культурно, нужен жаргон, ха-ха».

Кино, самоучители – одно, а жизнь – другое. В любой момент может сложиться непредсказуемая ситуация, из которой можно взять гораздо больше, чем из любого кино. Там ты слушаешь, но не разговариваешь. Ты же не будешь повторять, что скажут актеры. Конечно, сначала русские фильмы смотрел с субтитрами, чтобы на 100% быть уверенным в понимании. Последнее время читаю книжки на русском. Если не понимаешь одно слово, то из общего смысла оно вскоре становится понятным.

Я все записывал в свою книжку, перед сном или дома за чашкой кофе (тем более я люблю читать книги) не терял времени и повторял. Брошу глаз на написанное, закрою книжку и спрошу себя, как бы я сказал о чем-то. Потом смотрю, правильно ли я все сделал.

– У вас есть целые книжки с записями?

– Да, и так по каждому языку. Помню, когда я пришел в тульский «Арсенал», Дмитрий Аленичев дал мне листок с русскими словами – «вперед», «назад», «вправо», «влево», «двигай», «вышли», «штрафная», «рука». Я изучил его за одну ночь.

Я такой футболист, который любит разговаривать на поле. Если я не разговариваю, в чем-то уменьшаю свои возможности. Подсказки важны и полезны в игре, поэтому я сразу это изучил. Через два дня уже использовал эти вещи, не стеснялся.

– Сколько времени уходило на изучение каждого из языков?

– Дольше всего изучал немецкий. На тот момент он был для меня самым сложным. Это первый язык, который я выучил. Очень много времени ему посвятил. Даже не сказал бы, что проходил курсы. Это была школа, в которой я получил диплом. С ним мог бы работать в каких-нибудь гостиницах.

Быстрее всего выучил русский язык. Потому что к тому моменту знал сербский и польский. К тому же понимаю болгарский. Пошел эффект волны по славянским языкам. За два-три месяца начал говорить по-русски, понимал. Через 15-20 дней уже сам заказывал такси, еду. Люблю быть самостоятельным. Тебе больше опыта даст, когда ты попадаешь в безвыходную ситуацию и берешь все в свои руки.

Мат на поле, тату на китайском, «Война и мир» Толстого

– Читаете ли русскую литературу?

– Слабо. В школе много читал: был и Толстой, и Гоголь. Сейчас люблю читать про психологию или биографии футболистов. На данный момент читаю биографию Роя Кина на русском языке. 700 страниц. Уже прочитал 180-190. Только начал.

– Любимое произведение русских авторов. Слышал, что вы любите Толстого.

– Да. Классика. Как это переводится – «Рать и мир», да?

– «Война и мир».

– У нас «Рать и мир». Одна из любимых. Но это все школьная литература. 

– Все четыре тома осилили?

– Не знаю, как в России устроена школьная система, но нам задавали прочитать в отпуске [Младен имеет в виду каникулы]. Было задание – все это прочитать. Тяжело, тяжело… Русская литература очень тяжелая, честно скажу. Ты должен быть компьютером, чтобы все это запомнить и описать какие-то части. 

За русской литературой не так сильно слежу, а вот моя супруга – да. [перебирает книги] У нее тут и Сергей Есенин, «Мастер и Маргарита» Булгакова, Ильф и Петров «Золотой теленок», Грибоедов «Горе от ума».

– Она тоже хорошо говорит по-русски?

– Да. У нее, думаю, акцент даже лучше, чем у меня. Когда мы жили в Питере, она посещала лицензированную русско-английскую школу. Моя супруга – футбольный агент.

– Какие русские слова вам дались тяжелее всего?

– Есть одно: паравертебральная [про линию в области спины]. Ха-ха, не могу его сказать нормально.

– После этого вас еще можно чем-то удивить в русском языке?

– В сравнении с моим языком – нет. Но мы все знаем, что футболистов учат мату. Всегда избегаю его. В жизни не ругаюсь, но на поле бывает.

– Когда последний раз ругались матом? 

– Вчера, ха-ха [интервью состоялось 25 апреля; за день до этого «Тамбов» победил «Шинник», Кашчелан забил единственный гол].

– От радости?

– Да. И до него тоже, ха-ха.

– У вас есть нелюбимый язык?

– Венгерский. Это финно-угорская семья. Самый тяжелый язык в мире. Много раз проезжал через Венгрию. Блин, ничего не понимаю, ничего… Учить не пытался. Если бы жизнь занесла, справился бы.

– Много ли забавных ситуаций происходило из-за проблем с языком? 

– Больше всего проблем было, когда летали в отпуск. Например, в Маврикий или на Сейшелы, где люди не очень говорят по-английски. Начинаешь с ними играть в пантомимы – руками и ногами размахивать. Главное, что всегда добивался, чего хотел.

Помню, были с друзьями в Венгрии в аэропорту. Летели в Польшу с пересадкой в Будапеште. Отменили рейс. Мы – три черногорца – подходим к стойке и начинаем на английском: «Что? Почему? Когда?». Там был работник, он лысенький. Друг мой начал прикалываться. Говорит на сербском: «Смотри вот, лысый ничем не занимается, не помогает нам». Парень поворачивается и говорит: «Да я сейчас подойду, объясню все, что нужно». Оказалось, что он серб вообще, ха-ха.

– Смешиваете ли языки во время общения: например, часть – на сербском, часть – на русском?

– Конечно. У нас есть ребенок. Мы когда с ним разговариваем, пополам делим русский и сербский. Няня русская. Сыну год. Пока у него набор слов такой: два-три русских, столько же сербских, вот и все. Планируем, что он будет углубляться в другие языки. Это обязательно.

– Использовали ли это, чтобы выругаться на судью на поле?

– Да это уже все судьи понимают. Хорошо изучили. Сербский мат очень естественный.

– У вас на плече есть татуировка с китайским иероглифом. 

– Да, означает «Бог, семья, успех». Сделал ее в Германии. Не для красоты. Это самые важные вещи в моей жизни. Интереса к китайскому языку нет. На данный момент учить его не планирую.

– Какие еще языки планируете выучить?

– Начал заниматься испанским. В футболе много латиноамериканцев. Если завтра наступит момент, что придется разговаривать с кем-то на испанском, мне будет уже легче.

– Что делаете, чтобы не забывать языки? Думаю, немецкий в России вам не очень нужен.

– Каждый год минимум несколько дней бываю в Вене. Не забываю язык из-за поездок. Да и с супругой по работе общаемся, если куда-то едем. Дома общаемся на сербском.