Хоккей
НХЛ
лучшие тексты
Брэндон Праст
Дамир Рыспаев
Дейв Шульц
Поделиться:
Комментарии:
0

Откуда в хоккее драки и почему вообще это нормально? Ответ − в истории, хитростях менеджеров и судьбах громил

Первый официальный матч на закрытом катке – сразу драка: сломанные лавочки и пострадавший ребенок

Джеймс Крейтон всегда тонко относился к образованию и выбору увлечений: окончил гимназию в Новой Шотландии, получил диплом с отличием на факультете искусств, изучил инженерное дело и устроился на работу в Монреале. Иногда Крейтон выступал судьей по фигурному катанию на конькобежном катке «Виктория», где по вечерам под звуки оркестра регулярно расслаблялись богачи.

Крейтон-ребенок освоил уличную версию хоккея – с неограниченным количеством полевых игроков и вратарей, отсутствием конкретных правил и ледовой площадкой, где придется.

вид на Монреаль

В марте 1875 года Крейтон-взрослый превратил дворовую забаву в организованное соревнование: собрал друзей из университета Макгилла и конькобежного клуба, перенес уличный хоккей под крышу катка и определил правила. Команды играли 9 на 9, вместо шайбы – деревянный диск, чтобы а) проще им управлять; б) не травмировать сидящих зрителей.

3а 60-минутным экспериментом наблюдало около 40 человек. Люди уворачивались от деревянной шайбы, но искренне радовались. Команда Крейтона выиграла два периода из трех. Четвертый запланированный слетел: незадействованным в игре членам конькобежного клуба не нравилось, что хоккеисты отнимают их время, мешают свободно кататься и портят лед. Заискрила драка.

В первых отчетах об этом факте умолчали, но через несколько дней газеты Оттавы, Кингстона и Онтарио распространили сообщение о рукопашных разборках на катке с ударами по головам и ногам, сломанными лавочками и разбежавшимися в панике зрительницами. Среди пострадавших – мальчик, которому в потасовке случайно прилетело по голове. Президент общества по международным хоккейным исследованиям Жан-Патрис Мартель изучал события в Монреале и успокоил: «Насилия было немного».

Негативные последствия не испортили главного: хоккей захватил Канаду и стал национальным спортом. «Именно эта выставка вызвала большой интерес в городе и привела к формированию других хоккейных команд и стремительному развитию игры», – писал в газете директор по физической культуре университета Макгилла Эмануил М. Орлик. Каток «Виктория», где прошел первый матч, отреставрировали и расширили до трех тысяч мест. Крейтон собрал университетскую команду и толкнул хоккей в массы.

Аристократы в личном вагоне, смерти от удара клюшкой, суды и атаки газет − хоккей развивался вместе с драками

После переезда из Монреаля в Оттаву Крейтон присоединился к команде «Повстанцы Ридо-Холла [правительственное здание в Оттаве]» – группе молодых парламентариев. За нее играли сыновья генерала-губернатора Лорда Стэнли (да, того самого, в честь которого называется кубок) – Артур, Эдвард и Виктор. Лучший показатель любви правительственной семьи к хоккею – 13-летняя дочь Изобель, которая тоже бегала на коньках и с клюшкой.

тот самый лорд Стэнли

«Повстанцы Ридо-Холла» жили по статусу: носили собственную форму (темно-красные свитера, белые брюки и фуражки), перемещались по провинции Онтарио в личном вагоне на поезде Лорда Стэнли и популяризировали хоккей. В феврале 1890 года «Повстанцы Ридо-Холла» приехали в Торонто, где победили «Гранит» (5:4).

Игру смазала массовая потасовка на льду. «Хоккей получил свое первое заметное освещение в Торонто, хотя и в редакционных статьях, осуждающих насилие в игре», – писали авторы книги «Лорд Стенли: человек за кубком» Кевин Ши и Джейсон Уилсон. Из минусов – этот момент определил и зафиксировал грубость и драки как часть игры. Из плюсов – добавил хоккею в Канаде системности.

Артур Стэнли вместе с командой собрал крупных хоккейных представителей, чтобы организовать ассоциацию хоккея Онтарио (ОХА). «Часть этой встречи была направлена на то, чтобы предотвратить повторение событий, которые произошли в Торонто. Кто-то не любил, когда им надирали задницы», – объясняет член общества по международным хоккейным исследованиям Кевин Слейтер.

ОХА объединила команды из Кингстона, Оттавы, Торонто и Линдсея и за 10 лет довела число участников до 50 с младшими и старшими дивизионами. Параллельно запустились банковская хоккейная лига в Торонто и международная профессиональная хоккейная лига. Агрессия распространялась везде, только ОХА боялась испачкать этим репутацию и использовала для самозащиты СМИ в Торонто.

Причина боязни – в менталитете. В командах выступало много представителей высших слоев, которые переживали, что их пристыдят за грубость и жестокость. Драки дополнительно насыщали матчи, но подавались в газетах как «несправедливая или грубая игра» и часто игнорировались. ОХА не следила за собой, но плотно критиковала конкурентов за «варварское поведение» игроков и получала за это по щекам.

Публично доставалось Ньюси Лалонду – форварду с убийственным ударом и агрессивным стилем игры. «Однажды ночью Джо Холл [защитник «Монреаль Канадиенс»] чуть не перерезал мне горло, но я вернулся и почти сломал ему ключицу», – вспоминает Лалонд о стычках на льду. Лалонд перенес жесткость на тренерство: на одной из тренировок он ударил игрока, который не согласился с ним.

Жесткость не помешала Лалонду стать одним из первых членов Зала славы

официальный сайт НХЛ

Исследователь Слейтер отмечает: «Для газет было очень важным сказать, что кто-то играет в хоккей слишком грубо. Они выступали против насилия, но ничего не делали, чтобы разобраться с этим. ОХА стреляла себе в ногу, пропагандируя насилие и осуждая его. Это было похоже на встречу с гладиаторами. Общество считало драки неправильными, но именно это и хотело увидеть».

За пределами Торонто к дракам относились проще. В городе Китченер [до 1916 года – Берлин, на территории проживает много иммигрантов из Германии] местная команда усиленно работала над физикой, ориентировалась только на крупных игроков и выстроила на этом хулиганский стиль. Домашний каток (самый маленький в Канаде – 40 на 15 метров) на контрасте подчеркивал уникальность и помогал с результатами: ни одного домашнего поражения и фобия для соперников.

До 1920 года ОХА жила в правилах с размытыми ограничениями и наказаниями для организаторов и участников потасовок. Легальные бои пухли в масштабах, некоторые разнимала полиция. Самая жесть – уголовные дела и смерти игроков.

1. Голкипер «Торонто» Чак Тайнер избил судью, который определяет взятие ворот. Тайнер попал под суд.

2. В 1905 году Аллан Лоуни убил Альсида Лорина. Лорин пробил Лоуни в челюсть и в ответ получил удар клюшкой в левый висок. Это первая зарегистрированная смерть хоккеиста на льду после драки. Лоуни обвинили в убийстве, но после пятичасового обсуждения суд присяжных изменил вердикт на «непредумышленное убийство». Свидетели со стороны защиты заявили, что удар Лоуни – либо инстинкт, либо самооборона. Суд снял обвинения, и дело прекратили.

Причиной драки могла стать религия. Лорин и Лоуни – жители поселка Северный Гленгарри, который делится на несколько мелких общин с разными верованиями. Лорин жил в Александрии среди канадцев-католиков французского происхождения, Лоуни – в Максвилле среди англоязычных протестантов.

3. В 1907 году аналогично погиб Оуэн Маккорт. В непредумышленном убийстве обвинили форварда «Оттавы» Чарльза Массона. Маккорт получил по голове клюшкой и умер на следующее утро. Свидетели выступили в защиту Массона и заявили, что перед смертельным инцидентом его самого ударили несколько раз. Суд присяжных оправдал Массона и предложил ужесточить закон для тех, кто провоцирует и участвует в драках.

Драки – тактика и способ выживать. НХЛ вводила ограничения, но не помогло

Пачка смертей и открытых уголовных дел ничего не перевернули. «Когда есть контакт, мужественность и агрессия, будут вторичные эффекты, будут драки. Это неизбежно. Пока есть парни, размахивающие палками и бьющие кого-то по ногам, будут и те, кто возразит против этого», – говорит Кевин Слейтер.

НХЛ появилась в 1917 году, но к этому моменту агрессивное поведение и драки уплотнились и стали естественным явлением в хоккее на любительском и профессиональном уровне. Чтобы пошатнуть привычную среду, НХЛ потребовалось пять лет: в 1922 году появился пятиминутный штраф за драки на льду.

До 1967 года НХЛ оставалась закрытой тусовкой, куда входило не больше шести команд. Такая система выточила из хоккеистов бойцов: хочешь быть в топе, добавь к таланту умение драться. Поэтому Горди Хоу кромсал соперников локтями, а Тед Линдсей при средних габаритах получил прозвище «ужасный».

Молодой Горди Хоу идет в атаку

К 80-м годам вместе с размерами НХЛ (клубов стало 21) выросло число драк. С начала 50-х по середину 60-х главные бойцы дрались по 4-5 раз за сезон. Меньше по количеству, но жестче по качеству: хоккеисты махались клюшками и ломали лавочки для запасных.

70-е и 80-е – пик, когда драки в среднем случались в каждой игре. В сезоне-1985/86 команды в среднем проводили по 1,2 боя за матч. Четыре клуба за 82 игры насобирали больше 100 драк: лидер – «Детройт» (154). «В НХЛ было так мало рабочих мест, что приходилось бороться за каждое из них. Лиги ниже уровня НХЛ были еще жестче. Все хоккеисты боролись за то, чтобы попасть в НХЛ. С расширением игроки получили дополнительные рабочие места, но были такими же жесткими, как и те, кто уже там играл», – говорит член общества по международным хоккейным исследованиям Грег Оливер.

Экспансия подчеркнула важность талантов и спровоцировала появление тафгаев – хоккеистов-телохранителей, которые вырубают соперников, создают игровой баланс и оберегают лидеров. Пример последнего – Джон Фергюсон-старший из «Монреаля». Фергюсон пять раз выигрывал Кубок Стэнли, забросил за карьеру больше 100 шайб, но главная его миссия – следить, чтобы никто не поломал капитана Жана Беливо. «Он пугал многих из нас в раздевалке, как и соперников на льду», – вспоминает Беливо. Это правда: в каждом сезоне Фергюсон набирал не менее 100 минут штрафа за драки, а в 1963 году запустил шайбу в партнера по команде, который на разминке подружился с соперником.

Драки и приглашение тафгаев стали тактическим трюком, чтобы выживать. После расширения НХЛ в лиге появилась «Филадельфия Флайерз», и клуб-новичок попал под пресс: игроков послабее постоянно избивали, что бесило владельца клуба Эда Снайдера. Снайдер начал действовать: «Когда я назначил Кита Аллена генеральным менеджером, я сказал ему: «Слушай, Кит, мы пришли после расширения. Возможно, мы не в состоянии играть лучше всех и у нас нет великих хоккеистов в составе, но мы можем набрать самых жестких сукиных детей в мире… К черту одного тафгая в команде. Давай возьмем пять-шесть».

В 1972 году в «Филадельфии» появился Дейв «Кувалда» Шульц – тафгай-легенда, который за карьеру насобирал штрафов за драки на 66 полных матчей. Шульц пугал лигу, журналисты закрепили за «Филадельфией» прозвище «Хулиганы с Брод-стрит». В 1975 году за сезон Шульц провел на скамейке штрафников 472 минуты. Он выходил на лед с травмами и со старта заряженным на драку, а после матчей напивался с болельщиками в дешевых барах. Шульц носил под перчатками боксерские намотки. НХЛ пересмотрела правил – трюк запретили.

Дейв Шульц нападает на очередного соперника

До Шульца в НХЛ жестили Уэйн Маки из «Сент-Луис Блюз» и Тед Грин из «Бостон Брюинз». В 1969 году Маки во время драки проломил Грину череп и получил 30-дневную дисквалификацию, Грина отстранили на 13 матчей. Американский комик Родни Дэнджерфилд завернул традицию в мем: «Как-то вечером я пошел на драку, и начался хоккейный матч».

НХЛ не запрещает драки, но с разных сторон снижает уровень агрессии и последствия. «Отстранение или штраф не были сдерживающим фактором. Это ни разу меня не остановило. Я делал то, что делал, потому что знал разницу между правильным и неправильным», – говорит Келли Чейз, дравшийся в 90-е.

Вот эволюция правил:

  • 1977 год. Правило «третьего человека». Игрок удаляется с площадки, если влезает в драку один на один.
  • 1987 год. Чтобы предотвратить крупномасштабные драки, судьи удаляют игроков, которые вмешиваются со скамейки запасных.
  • 1992 год. Правило «подстрекателя». Игрок, начавший драку, получает дополнительные две минуты штрафа. Два штрафа или участие в трех драках за матч = удаление с площадки.
  • 2005 год. Удаление и штраф для игрока, который провоцирует драку в последние пять минут третьего периода или овертайма.
  • 2013 год. Дополнительный штраф для игрока, снимающего шлем во время драки.

В КХЛ за драки карают от нескольких штрафных минут до дисквалификации и денежных штрафов. Есть масштабные исключения:

1. В 2010 году «Витязь» и «Авангард» подрались почти полными составами. 33-х игроков и тренеров удалили с площадки, судьи выписали 707 штрафных минут. КХЛ наложила на «Витязь» и «Авангард» общий штраф в 5,7 миллиона рублей, отстранила семерых игроков и засчитала обоим клубам технические поражения 0:5. Матч прервали, потому что на льду осталось всего четыре хоккеиста.

2. В 2016 году защитник «Барыса» Дамир Рыспаев на предсезонном турнире подрался с несколькими игроками «Куньлуня» (махался даже с теми, кто сидел на скамейке запасных). Рыспаев первым в истории КХЛ получил бессрочную дисквалификацию и на месяц отправился в ВХЛ, чтобы реабилитироваться. Через месяц КХЛ сняла дисквалификацию.

Сегодня драк стало меньше: хоккеисты внимательнее относятся к здоровью, болельщики больше ценят игру, а не разборки

За последние 10 лет количество драк в НХЛ сократилось на 70%. По данным Hockey Fights, сезон-2018/19 зафиксировал исторический минимум– 226 драк / меньше 0,2 за игру. Теперь это – исключительная мера. За два года до этого – 372. В других американских лигах заметно падение: 0,45 драки за матч в сезоне-2008/09, 0,25 – через 10 лет.

Забота о здоровье поменяла отношение к дракам. «Менталитет игры изменился. Я думаю, что это изменение в философии, но я действительно думаю, что осознание здоровья изменило игру, – говорит экс-главный тренер клуба «Стингрэйс» из Южной Каролины Спирос Анастас. – Пусковая точка – очевидно, сотрясение мозга.

Я думаю, игра привлекла другую фанатскую базу. Игра стала более популярной. Люди любят скорость и мастерство. Все еще осталось множество поклонников старой школы, которые всегда будут любить грубые и беспорядочные вещи, но есть новые поклонники, которые ценят мастерство и скорость».

Большую часть сотрясений мозга и появлений хронической травматической энцефалопатии [дегенерация клеток мозга из-за травмы головы] вызывают падения на лед или удары о борт. Около восьми процентов – из-за драк. Чтобы защитить головы хоккеистов, НХЛ обязует их во время драки не снимать шлемы. За нарушение – две дополнительные минуты штрафа.

«Удары по голове нужно исключить, от драк вообще нужно избавиться. Хоккей – величайшая игра в мире. И это так, потому что там все происходит быстрее, чем во всем остальном. Скорость, тонкость действий, виртуозность делают хоккей красивой игрой. И именно эти качества мы хотим подчеркнуть. Только не то, что хоккеисты снимают перчатки и бьют друг друга», – уверен бывший генерал-губернатор Канады Дэвид Джонстон.

Джонстон встал на коньки в трехлетнем возрасте, гоняет в хоккей в 70 и знает, что такое травмы головы: в молодости он трижды получал сотрясение мозга, по несколько дней мучился от головокружений и боли, а на лед вернулся уже в шлеме.

«НХЛ нуждается в драках, чтобы сохранить в игре безопасность»

Не удивляйтесь: драки в хоккее упакованы в рамки чести и уважения к оппоненту. Не просто оголенные эмоции и пустые попытки нанести физический урон, а моральная встряска и месть за несправедливость к команде.

Экс-нападающий «Монреаля» Брэндон Праст написал про это колонку для The Players Tribune. В 18 лет он специально оставался после тренировок и дрался со своим другом Крисом Бейном. «Вы не можете стать крутым парнем, наблюдая за чьим-то боем или читая книгу об этом. Нужно драться самому», – объясняет Праст.

Философский оксюморон Праста: «НХЛ нуждается в драках, чтобы сохранить в игре безопасность». Он бесился, когда видел на льду несправедливость, и лез в драки, чтобы заступиться за своих и отомстить. «Ладно, я мог бы пропустить момент грубости, но что произойдет, когда остальная лига увидит это, а мы ничего с этим не сделаем?» – удивляется Праст.

Два важных куска из его колонки для понимания эмоциональной части драк:

Про страх. «Мы тоже испытываем страх. Ты человек только тогда, когда боишься получить травму. Именно поэтому много драк происходит в начале игры. Оба парня сразу хотят убрать друг друга с дороги. Я люблю хорошую драку в начале матча.

Как только перчатки падают, все остальное исчезает: ты не слышишь фанатов, не слышишь судью. Есть тишина, и это самая легкая часть. Самая трудная часть – день до игры, когда знаешь, что подерешься с тем жестким парнем. Ты думаешь об этом весь день и проходишь через американские горки эмоций. Можно почти не думать о самой игре. И ты точно не выспишься из-за этого».

Про кодекс чести и крыс. «Между теми, кто дерется на льду, существует взаимное уважение. Парни, которые не соблюдают кодекс, называются крысами. Крысы – это ребята, которые проявляют нулевое уважение к соперникам. Они нападут на лучшего игрока или толкнут вратаря, а затем не ответят на вызов, когда придет время драться. Они будут действовать жестко, но, когда крутой парень постучит к ним в дверь, они скроются.

Самое интересное о крысах – они почти всегда зло для команды. Нет ничего лучше того момента, когда парень просит о драке, а крыса им отказывает. Это влияет на атмосферу всей команды. Если бы драк не существовало, эти ребята охотились бы за лучшими игроками соперника без каких-либо последствий. И дело не в самой драке. Просто отказавшись от борьбы, крысы теряют импульс от своей команды».

Брэндона Праста поддерживает форвард «Бостона» Джейк Дебраск: «Драки действительно добавляют в игру импульс. Это в моей родословной, поэтому мне нравится видеть это, хотя очевидно, что я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Я думаю, это привносит в игру хитрость, помогающую побеждать.

Это проверка для обеих команд. Драки привносят лишние эмоции, именно оттуда исходит подъем. Может быть, одна из команд выигрывает от этого в большей степени, но это идет на пользу всем».

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ – вот наши соцсети
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые