Мафия
Поделиться:
Комментарии:
4

Рассказ про игру «Мафия» от профи. Как создать целый клуб, какие хитрости бывают для победы и зачем за столом все смотрят на твои брови

«Мафия» – вечная классика игр для большой компании. Психологический квест-развлечение так популярен в мире, что тысячи людей относятся к игре серьезнее, чем просто к досугу на раз.

Самые активные игроки создают клубы, рубятся на турнирах и ведут рейтинги успеха. В Лас-Вегасе по «Мафии» даже ежегодно проходит кубок мира.

Мы поговорили с автором «Чемпионата» Григорием Телингатером, который девять лет назад основал такой клуб в Москве. Как все это устроено? Это приносит деньги? Какие хитрости опытных игроков помогают выиграть? За что игрок получает вечный бан? Как люди для победы блефуют и злят других? И важное − зачем они вообще во все это играют?

Ныряем в мир соревновательной «Мафии». Что такое киевские правила, зачем для победы нужна математика и почему даже за девять лет ты не поймешь все секреты

– Как в твоей жизни появилась «Мафия»?

– Ох, долгая история. Смотри, я тогда работал в «Спорт-Экспрессе» и начал учить португальский язык прям фанатично, чтобы поехать на чемпионат мира.

Когда к нам в редакцию приехали два бразильца с канала O Globo TV, я с ними закорефанился. Они тут год жили. И мы с ними тусили, ездили на съемки, я всячески им помогал. Хотя началось все с того, что они просто делали репортаж, как работают спортивные газеты в России. А я им проводил экскурсию по «СЭ».

В какой-то момент они поехали в Киев. А у меня там друг – Андрей Варчак, который тогда в киевском «СЭ» работал. Мы с ним примерно одного возраста. Я у него в вк увидел фотографии, где он сидит, а на столе какие-то номерки и карточки – самая настоящая секта. Я даже не понимал, что это «Мафия».

Бразильцы уехали делать интервью про Матч смерти, знаешь, да? Они нашли человека, который все это застал. Я в это время поехал к Варчаку – он меня позвал в «Мафию» поиграть. Так я и попал в их клуб в Киеве.

– А ты до Киева играл хоть раз?

– Я точно о «Мафии» слышал: от друзей, в лагере. Но до этого, кажется, никогда не играл.

– Какие впечатления от первой игры и к чему она тебя привела дальше?

– Приятные. Ведущий объявляет всех, даже новичков: «Вот там за столом под таким-то номером играет Гриша Телингатер, он новичок». Остальные игроки (всего их 12) поаплодировали.

Потом начали играть. Я был мафией, где-то противоречил себе, что-то эмоционально доказывал. И все такие: «А, ну, видно, что он мафия». Быстро раскусили.

И как-то пошло. Мне понравилось. Через пару дней я вернулся в Москву и собрал друзей. И мы попробовали играть в «Мафию» по тем же правилам, но чуточку упрощеннее, где меньше ролей. Я хотел, чтобы мы собирались каждую неделю. Несколько друзей поддержали.

Летом играли в парке Горького. Потом, когда наступали холода, перебирались в заведения. Сейчас уже не ходим по паркам, потому что организовать тяжелее: кому-то в туалет надо, еще что-то. Поэтому играем в антикафе.

По мере развития нашего клуба я занялся изучением игры. Так узнал, что ее вообще придумал в 1986-м году студент МГУ. Изначально он видел игру как своеобразную модель государства, где организованное меньшинство (мафия) действует против неорганизованного большинства (народ).

Прикольно, интересно, ходы начал учить. Но здесь надо понимать, что мы играем в мафию по киевским правилам. 90% клубов России, Украины и Белоруссии играют по классическим правилам.

– Как эти правила отличаются друг от друга?

– В классике больше математики. Изначально игру начинают не 12, а 10 человек. Там меньше ролей и вариативности. Там нет диалогов, все говорят по очереди. И нужно много считать, вставать в баланс: кто против кого голосовал.

Короче, нужно правильно мыслить и правильно считать. Самый просто пример: если один игрок говорит, что номер два – черный (то есть плохой), а номер два говорит, что черный – номер один, то третий номер не может сказать, что играет и с тем, и с другим. Это противоречит логике.

Дальше выстраивается математика – в зависимости от проверок игроки принимают какие-то решения.

В «Мафии» по киевским правилам есть диалоги, больше ролей, больше вариативность комбинаций. Но главное: меньше математики и больше эмоций.

– Получается, математика и расчеты не так важны в игре?

– Не, почему? Математика тоже очень важна, потому что много информации под конец. Нужно просто высчитывать, кто с кем общался и кто против кого голосовал.

Я восемь лет играю в «Мафию» и до конца не осилил все эти аспекты. Наличие таких малоизвестных штук, которые тяжело просчитать – это причина, по которой я играю в «Мафию» и она мне не надоела.

Кому-то она надоедает через месяц, кому-то – через год-два. Из тех, с кем я начинал в Москве, не осталось никого. Сейчас у нас уже семнадцатый сезон. И к нам до сих пор ходят люди с 2013-го розыгрыша.

– Получается, люди в рейтинговых играх не знают, сколько каких персонажей за столом?

– Не-не, изначально известно количество ролей. 12 игроков: 4 черных игрока (мафия) против 8 красных (мирные). 4 черные – две мафии, дон мафии и путана. За красных – пять мирных, комиссар, доктор и маньяк.

– Маньяк – мирный?

– Новички путаются и думают, что маньяк плохой. Нет, в этой игре маньяк играет за красных и отстреливает черных по ночам (он может и не отстреливать, потому что желательно убивать только плохих). Комиссар проверяет карту: красный или черный.

Доктор лечит: один раз может вылечить себя и вылечить любого, кого убил маньяк или мафиози. Он еще лечит от запутанивания путаны.

Путана запутанивает. Она с мирным жителем ничего не делает. Но если она пришла к доктору – он в эту ночь не лечит, если к комиссару – он не проверяет. Маньяк, когда к нему пришла путана, не маньячит. Короче, не дает активным красным картам совершить действие.

– У вас есть рейтинговые игры. А есть, прости господи, федерация или высший клуб, который все эти результаты фиксирует?

– Есть свои структуры, но мы к ним не относимся.

– Почему?

– Мы играем не в классику. А все эти структуры преимущественно как раз связаны с классической мафией: глобальные турниры проводятся и так далее. Свои клубы есть не только во всех крупных городах России, но даже в небольших.

К этому альянсу или федерации – не помню, как это называется – не так сложно присоединиться. У таких клубов есть общие турниры, рейтинги. Можно попасть на какие-то глобальные турниры, они устраивают собственный посев. Короче, там своя Лига чемпионов и Лига Европы. И даже, возможно, турнир уровня Кубка Интертото.

У нас немного другой клуб. По киевским правилам, как и мы, играют минимум четыре клуба в Москве, минимум шесть клубов на Украине. Знаю, что по этим же правилам играли в Минске, в Лондоне, в Германии где-то. Какого-то определенного общего рейтинга у нас нет – эта тема больше про классику.

– Есть командные игры. Но ведь «Мафия» – это про каждый сам за себя. Как потом узнать, какая команда победила? Посчитать суммарные очки?

– Все очень просто. Каждая игра длится около часа. За вечер мы играем 4-5 игр. Мирные выигрывают, когда они убили всю мафию – победа красных. Мафии нужно убить всех мирных – то есть это победа черных.

Если остается 4 в 4 (4 черных против 4 красных), 3 в 3 или 2 в 2 без маньяка, то это победа черных. Днем черные будут голосовать против мирных, ночью – дополнительно убивают одного красного. Понятно, что в такие моменты они могут уже улыбаться, давать друг другу пятюни и признаваться, что они черные. Это досрочная победа.

Когда игра заканчивается, ведущий объявляет результат и коротко пересказывает игру. Он указывает на ошибки, ключевые эпизоды игры. После этого у каждого игрока есть по 30 секунд – и они говорят, кто был лучшим. У каждого игрока есть по голосу, который он может отдать любому, кроме себя.

Люди набирают за игру столько-то голосов. Если победила мафия, то обычно они получают каждый по три голоса. Если побеждают мирные, то, например, два голоса могут достаться комиссару, три – маньяку, ну, или как-то еще.

В других клубах автоматическая система раздачи голосов: победила красная или черная команда, а потом ведущий выставляет оценки по автоматическим действиям. Если маньяк ночью убил мафию, то ему плюс 0,5 балла. Если вскрылось два комиссара, то тут надо смотреть. Если это реально комиссар был, а мафия потом убила его, то мафии плюсик. Если это был лжекомиссар, то плюсики получают мирные.

Бывает такое, что отнимают баллы. Например, если ты мирный и убил мирного или, что еще хуже, убил комиссара.

– Ты говорил, что до интервью у тебя была игра с Киевом. И ты был последним в рейтинге. Что пошло не так?

– Я изначально входил в финал с худшим рейтингом: из 12 игроков я был 12-м. Я еще и обе игры проиграл. Тут у меня не было шансов подняться даже в топ-3.

Хитрости для победы. Отражение карт от поверхности стола, неверно надетая маска и беспощадный блеф

– Есть в России или вообще в мире звание «профессиональный игрок в «Мафию»?

– Нет, это, скорее, больше подкол: «О, ты уже профессиональный игрок». Есть просто звания победителей разных турниров. Если сравнивать со спортом, то тут ближе бокс, потому что там супермиллион разных версий.

Ты можешь быть лучшим по версии клуба в сезоне. Можешь быть победителем Кубка (проходят лучшие 12 игроков), чемпион. Плюс турниры клубов.

– Вы играете на что-то или у вас на интерес?

– Это большое отличие нашего клуба от других. Я на нашем клубе ничего не зарабатываю, я спортивный журналист. «Мафия» – мое хобби. У нас за нее никто ничего не платит, только за аренду антикафе.

Единственное: мы по итогам сезона, когда определяем победителя и финалистов, скидываемся на медали, кубок и прочее. Это наша модель, я изначально не видел игру как бизнес-проект. Второй московский клуб тоже пошел по этому пути.

А все остальные пошли по коммерческому пути. Многие на это живут, зарабатывают, некоторые даже весьма неплохо. Например, в Киеве. Клуб там – выстроенный бизнес. У них все идет на потоке, игры проходят почти каждый день. У них ведущим платят (у нас ведут ребята, которые не играют в определенной игре).

Так же функционируют 99% клубов в Москве.

Сейчас люди часто проводят игры в зуме и скидывают по определенной сумме ведущему. Мне нравится, что ему как-то компенсируют за его работу.

– Есть уловки или тактики, которые помогают победить?

– Миллион всяких продавок. Я знаю, что как-то парень продавил девушку (не физически, а эмоционально, конечно), сказав, что ее карта отражается от стола – там мафия. Он говорил все это с серьезным лицом. Она юлила, оправдывалась, а потом попросила пересдать карты.

Видел еще один прикол на одном серьезном турнире в Киеве. Игрок сидел за столом, смотрел только на ведущего спокойным взглядом. А потом сказал: «Нужно пересдать карты, я увидел у соседа карту, он мафия. Это будет не очень честно, давайте пересдадим».

Тут же чувак, которому достался комиссар, расстроился, спалился. И так еще куча людей себя выдали. В результате этот парень, который соврал, был красным, и он сделал хуже красным. Но так он проверил людей.

– То есть, подожди, он просто хотел посмотреть на реакцию людей?

– Да. Он не видел карту. В «Мафии» не только мафия может врать, мирные тоже провоцируют. Мой друг Илья Сухоруков жестко давит: «Ууу, ты черный, я все видел. Ага, эмоции-то плывут!»

Мы знаем его фишку и даже иногда вместе давим этого игрока: «Да-да, я тоже заметил». Когда уже пять человек давят, игрок выходит на определенный эмоциональный уровень, когда уже тяжело что-то скрывать.

Еще простой пример давить. Даже мирный может сказать: «Я комиссар, я проверил этого парня, он черный». И тут же начинаются отмазки, хотя опытные игроки понимают: этого делать не нужно, нужно подождать, все эти провокации сами уйдут.

Новичков легко давить. С опытными это не прокатывает.

– Как еще давят?

– Иногда бывает, что некоторые игроки, не дожидаясь первой ночи, говорят: «Я комиссар, ведущий дал мне право проверить тебя, ты мафия». А еще реально ни одной ночи не было, у него просто не могло быть такой возможности.

– У тебя у самого есть какие-нибудь приемы?

– Да есть какие-то штуки чисто свои. У меня это было сначала связано с подлавливанием на противоречиях.

Некоторые люди определяют по эмоциям и даже по жестам. Когда ты мафия, ты более скован. У тебя даже руки могут трястись – и люди имитируют это специально, изображая мандраж.

Но если у тебя красная карта, ты всегда более раскрепощенный.

Кстати, чтобы вычислить мафию в первую ночь, многие смотрят на то, как игрок приложил маску к лицу. Мог как-то не так прислонить. Или вообще мог подозрительно «спать» (опустить голову на руки, когда ведущий объявил команду «Город засыпает»).

У меня в обычных играх все окей. Но на турнире в Киеве меня немного колотило, когда попалась карта маньяка. Волнение.

– За что могут сделать замечания?

– Мат, оскорбления. В классике есть правило (мы его не ввели пока что): мат – сразу подъем со стола. У нас, грубо говоря, можно получить три желтых – и только потом удаление. Хотя за оскорбления и информацию по игре дают сразу две желтые.

Иногда предупреждение можно получить за разговоры не в свое время. За фолы ты можешь выйти из игры.

– Что это значит? Встаешь, одеваешься, со всеми прощаешься и уходишь?

– Не, просто из игры выходишь. И получаешь минус три очка в рейтинг.

– Слушай, очень тупой вопрос, а есть тренировки перед играми? Мимика там или еще что-то.

– Не, я никак не тренируюсь. И не знаю ни одного, кто бы тренировался. Скорее всего, люди просто используют те навыки, которые наработали в жизни.

«Мафия» изначально – это про отработку навыков, в том числе и социальных. Многие, приходя сюда, знакомились, находили вторых половинок, а после даже женились. Так что «Мафия» спокойно прокачивает навыки коммуникации. Здесь даже тихони выходят на определенный уровень общения.

– А кроме социальных?

– Например, приходят к нам так называемые математики, которые просчитывают ходы и вероятности игры, кто мафия, когда будет победа. То есть прокачивают какие-то игровые навыки, которые и в жизни можно применить.

Среди игроков есть математики, есть психологи.

Не доверяйте IQ-тесту. Сейчас у него тысяча версий, ученые до сих пор спорят, а в истории использования – сумбур и спекуляции

– Я читал, что есть математики, стратеги, психологи, параноики и интуиты. Мне сначала показалось, что это фановые названия. Но ты их прямо перечисляешь. Действительно есть такие классификации?

– Да. Но на мой взгляд, этому уделяется многовато внимания. Хотя полезно знать. Например, если ты знаешь, что игрок математик, то можно подлавливать его на каких-то странных аргументах.

Но мне кажется, что это часто переоценивается. Есть люди, в которых смешиваются несколько стилей.

– А ты бы себя как охарактеризовал?

– Не знаю. Не могу сказать, что я только интуит. Скорее, тоже смешение стилей. И все в зависимости от ситуации.

– Главные ошибки, которые допускают люди во время игры в «Мафию»?

– Главная – люди не слушают друг друга за столом. Самое смешное, что правильные вещи за столом подсказывают в том числе и черные, чтобы не спалиться.

А еще люди волнуются, врут и противоречат. Это им тоже мешает нормально играть.

– Есть какие-то жульничества?

– Конечно. Мы даже забанили пожизненно несколько человек. По одному из них у нас было несколько оснований. Мы все рейтинговые игры стримим в вк, и все нарушения этого чувака мы смогли посмотреть потом.

Один игрок сказал, что он маску отодвинул, когда город спал. Потом он, будучи мертвым, что-то странно маяковал живому, подсказывал. Этот же игрок подмешивал карты, пока ведущий не замечает.

– Зачем?

– Он под низ подмешивал маньяка или комиссара. Это повторялось много раз. На видео у нас есть, как он нетипично тасует колоду. У нас было много сомнений. Когда критическая масса руководителей клуба и игроков думает, что он жульничает, то мы, наверное, правильно сделали, что его дисквалифицировали.

– А как реагируют такие игроки? Скандалят?

– Во-первых, никто не соглашается с баном, все отстаивают свою невиновность. Ведь это такой своеобразный удар по репутации.

Тот чувак же заблокировал всех руководителей нашего клуба. Дальше он открыл свой клуб, где ведущие зарабатывают, скопировал правила с нашего сайта (тут претензий нет, потому что мы примерно то же самое сделали, скопировав правила у Киева. Но у меня была более понятная коммуникация с его руководителями).

Так они и играют. И, кстати, от клуба этого чувака откололся еще один клуб «Мафия 2.0», и он (клуб, не чувак) стал очень дружественным для нас.

Короче, парень ушел со скандалом, а в итоге это пошло в плюс развитию нашей «Мафии» и нашего клуба.

– Есть такие моменты, которые тебя бесят в игре?

– Да. Например, когда выдумывают хрень. Типа меня можно вычислить по бровям. Один раз я реально поднял брови неестественно, когда был черным. И потом началось – мне это всегда говорили.

Раньше говорили, что первый тянущий карту имеет больше шансов вытянуть красную. Это бесило (шансы на самом деле 50 на 50), а потом стало локальным приколом. Типа как блондинка и пицца. Когда блондинку спросили, на сколько кусков разрезать пиццу: на 9 или на 12. А она ответила, что на 9, потому что с 12 объестся.

Так и тут. Смешно.

Еще был такой смешной момент. Смысл был в том, что мафия (номер один) завершала голосование и добила днем другую мафию (номер четыре). Это не ошибка. Это один из сценариев. После этого убийства черной четверки все железно играли бы с этим черным единицей, думая, что он – мирный. Мафия теряет темп, но тут свои плюсы и минусы. Вполне допустимая стратегия.

Так вот. Убили черного, четверку, а это не просто мафия, а Дон мафии. У него есть фишка, что если его убили днем (а не ночью от маньяка ушел), то он может забрать с собой в могилу любого игрока (=убить любого). В таких случаях задача дона забрать с собой в могилу не просто мирного, а доктора, комиссара или маньяка. А четверка немного запутался и убил своего черного. Адский фейл.

Лига чемпионов, Сарик Адреасян, Тед Лассо − это ответ на вопрос, зачем вообще заниматься всей этой «Мафией»

– Что для тебя «Мафия»?

– Хобби. Возможность отвлечься, пообщаться с друзьями, поиграть. Я в целом люблю играть во все – в настолки и остальное. Мне нравится «Мафия». Это процесс, который затягивает, который я за 9 лет так до конца и не заучил.

В какой-то степени это еще и способ прокачивания коммуникации. Но это в меньшей доле.

– Ты пишешь про футбол. Бывало ли такое, что «Мафия» доставляла тебе больше кайфа, чем голы в Лиге чемпионов или еще какие-нибудь яркие моменты, за которыми ты следишь по работе?

– «Мафия» – это более локальное. Если сравнивать нас с Лигой чемпионов, то мы Вася Пупкин на краю России, который где-то в деревне ковыряется. Но ЛЧ ты смотришь по телеку, а тут ты находишься на поле. И эмоции другие.

Когда ты оказываешься на финальной угадайке – когда, например, три человека: мафия и два красных – ты даже не знаешь, кого нужно убеждать. Тебе нужно вспомнить всю игру. И когда доходит до финального голосования, получается сцена из «Хороший. Плохой. Злой», легендарная перестрелка.

И если ты затаскиваешь такую игру, то у тебя реально сильные эмоции. Люди чуть ли не на столах прыгают. Их потом еще обнимают семь человек, которые тоже выиграли.

«Мафия» не принесет мне ни денег, ни профита в профессии. Это победа в локальной игре, которой ты посвящаешь много времени.

Поэтому «Мафию» тяжело сравнить с Лигой чемпионов. Тут элемент местечковости, но все равно круто. За счет этой местечковости у нас более домашняя атмосфера. Далеко не значит, что она всегда хорошая. Бывают ссоры, споры и чуть ли не драки.

– В смысле драки? Из-за чего?

– Начинается: «Как ты мог сказать, что номер три черный? Ты вообще играть не умеешь! Иди лучше в домино!»

Люди часто разочаровываются, когда проигрывают красные. Может, это какой-то вопрос менталитета: проиграли черные – ура, добро восторжествовало.

Ладно, у нас чаще бывают приятные впечатления.

– Ты же понимаешь, что «Мафия» по популярности и авторитету никогда не достигнет уровня, например, покера?

– Очень тяжело сказать, дорастет она до такого уровня или нет. Хочется, чтобы это случилось. Хочется, чтобы в нее кто-то вложил кучу бабок и сделал ее мегаузнаваемой. Уверен, что у «Мафии» по киевским правилам есть шанс стать популярной.

Это же круто – ты развиваешь эмоциональные и математические навыки. У нас есть ребята, у которых плохо с математикой – но они вытаскивают за счет эмоций. А есть просто ребята, которые тренируют в себе это одновременно.

Были даже проекты со звездами, которые играли на камеру. Кино Сарик Адреасян отвратительное снял – мы все плевались, когда посмотрели.

Так что теоретически мафия может выйти на хороший уровень узнаваемости. Если бы мне сказали: «Гриша, вот тебе миллион долларов, сделай игру популярной», и мне бы надоела спортивная журналистика, я бы сделал это.

Подождем, когда Федун передаст «Спартак» в 2023-м (или в каком там?) передаст клуб профессионалам и вложится в «Мафию». Половины суммы, которую он отдал за Тиля, хватит, чтобы раскрутить игру.

Внутри «Мафии» все же есть ресурс. Я вижу, что она может стать намного более популярной. Пока только не очень ясно, с чего это может произойти.

– А что за ресурс?

– Она более простая, массовая, народная. В нее может играть вообще любой. Тебе не нужно быть атлетом. Если ты можешь связать два слова, то ты можешь в нее играть. Я видел, как круто играют школьники. Я видел, как играют взрослые люди за 40-50.

– У тебя у самого какие планы на «Мафию»? Например, поехать на кубок мира?

– Не, это же классика, а мне нравится «Мафия» по киевским правилам. Да и планов нет взять и что-то выиграть.

Я, скорее, как Тед Лассо (герой одноименного сериала от Netflix): для меня победа и результат не особо имеют значения. Мне важно, чтобы игры получались, чтобы в клубе с дисциплиной было нормально.

Мне, наоборот, спокойнее, когда я не занимаю первые места – так никто не подумает, что я что-то подмешиваю в свою пользу как руководитель клуба.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ
Выключите, пожалуйста, AdBlock. Тут не реклама, а новости партнеров, за качеством которых мы следим.
Комментарии (4)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые
vladik12
18 февраля, 13:44

Действительно интересное занятие.

ответить
Olga Viktorovna
19 февраля, 08:08

Уже 6 лет являюсь организатором игр в Мафию (городскую, как мы ее названием, а не киевскую), город Хабаровск. Не в классику в России играют гораздо больше клубов, чем отмечено. От интервью очень противоречивые чувства. Корру стоило бы хоть раз поприсутствовать на игре, а лучше поиграть, чтобы не задавать таких странных вопросов (все равно что спросить, например, у футболиста, сможет ли он играть волейбольным мячом, что-то в этом духе). А герою интервью стоило поменьше сыпать мафийным сленгом, быть более понятным для тех, кто ещё не играл, но подумывает. А так реально ощущение какой-то странной секты О_о

Показать ответы
ответить
ilegorov
20 февраля, 09:07

Здравствуйте. Отвечу вам по порядку.


1. Вопросы не считаю странными, потому что для меня, как и для многих, "Мафия" - игра из вечерних посиделок. Разновидности игры и существование кубков мира - удивительно.


2. "Мафия" известна, но не для всех. Поэтому важно было раскрыть все детали игры. В том числе и через вопросы по типу "сможет ли футболист играть волейбольным мячом?"


В том числе и про правила.


3. Герой не болеет за Спартак. Федуну стоит вложиться в Спартак и сделать ее популярной - обыкновенная шутка. Ей не стоит уделять такое внимание.

ответить
Olga Viktorovna
19 февраля, 08:09

Тоже, кстати, болею за Спартак. Но что за белиберда, что Федуну стоит вложиться в Мафию? 😅

ответить