Эйбар
Примера
Испания
Поделиться:

Жить в Кургане и болеть за «Эйбар». Через 5000 км − дружба с клубом, интервью европейским медиа, запуск официального фан-клуба

Бывает и такое: уроженец Кургана Артем Прожога однажды заметил «Эйбар» − скромный клуб из городка в 27 000 человек, затерянного на севере Испании − и так им увлекся, что вышел на руководство, запустил официальный фан-клуб и попал в европейские СМИ.

В этом монологе Артем рассказывает о своей странной любви и о том, как быть частью клуба, если вас разделяют 5000 км.

Оглавление:

  • Как променять звезд «Реала» на клуб третьего дивизиона.
  • Русская таможня VS подарки из Испании.
  • Семья и клуб: друзья вошли в фан-клуб, девушка тоже болеет, папа рисует графику, которую репостит «Эйбар».
  • Делать ультранишевое медиа на чистом энтузиазме и кайфовать без всяких доходов.
  • Он знаком со всеми: бывшие звезды, менеджеры и даже гендиректор.

Как Артем влюбился в «Эйбар»: разочаровался в футболе больших денег и искал андердогов

«Все началось с 2007 года, когда Испания отбиралась на Евро. Потом через Касильяса и Рауля (но Рауль уже не играл за сборную) все перетекло к «Реалу». Тогда еще не было скоростного интернета, и я просил папу распечатать картинки, скачать видеонарезки красивых голов.

К «Реалу» я охладел примерно в то время, когда он безобразно избавился от Касильяса и Рауля – мне было дико обидно. Хотя от «Реала» нужно было отказываться еще раньше, в 2009-м, когда строился новый «Галактикос». Очень просто болеть за команду, у которой море денег и все хорошо.

В 2012-м я окончательно устал от футбола, переполненного деньгами, и на протяжении года-полутора активно следил за Сегундой. У меня даже был блог о ней. Туда я писал редко, но меня даже как-то заметили ребята из фан-клуба «Депортиво» – я написал обзор на их матч, и мы все перезнакомились. К «Депортиво» у меня особого трепета не было, если что.

Весной 2013-го определились четверо участников, которые вышли из Сегунды В в Сегунду. В их числе «Эйбар». Мне было интересно следить примерно за всеми. Но я понимал: у Эйбара население меньше, чем у всех городов, а бюджет скромнее, чем у всех команд. И при этом «Эйбар» в первом сезоне-2013/14 показывал совершенно выдающиеся результаты: сразу из третьего дивизиона заскочил в тройку. Этим клуб меня и привлекал.

«Эйбар» тогда с первой попытки вышел в Ла Лигу. И был интересный момент: все ждали, что он попадет в плей-офф Сегунды, но какое-то время клуб шел на втором месте, а после матча с «Алавесом» попал на первую строчку. Полнейшая неожиданность. Я тогда был пиратом: искал сайты с ворованными трансляциями. По-другому за матчами «Эйбара» нельзя было следить.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ

Как восхититься игрой «Эйбара»? Если не разбирать ее и не препарировать различными цифрами и буквами, то все окей. На футбол я тогда смотрел очень романтично. Чтобы болеть за такую маленькую команду, прагматиком быть просто нельзя: она выстрелит раз и потом будет скитаться.

Я очень часто повторял себе мысль: нет ничего страшного, если начнешь болеть за команду, у которой все хорошо, − но будешь ли ты ее поддерживать, когда у нее все плохо».

Как Артем искал других фанатов: общался в твиттере и делал отчеты о матчах на русском

«Я учился в институте, и уровень моего испанского был не самый высокий. Со временем я подтянул язык и где-то в 2018-м понял, что про «Эйбар», который шумит в Ла Лиге, на русском так никто и не пишет. Были материалы, блоги о «Сельте», «Депортиво» и даже о клубе из восьмого английского дивизиона − но не об «Эйбаре».

Я начал писать про «Эйбар» с истории про краудфандинг (в 2014-м клубу на выживание присылали деньги фанаты со всего мира). У меня есть блог на Sports.ru, но начинал я даже не оттуда. Сначала я завел твиттер – как платформа для коммуникации он был значительно удобнее. Это была весна 2017-го.

Я искал другие фан-клубы (не в России). Самые активные были в Америке (там та же история, но повезло им больше: в 2016-м «Эйбар» полетел в тур по США и встречался с американскими фанатами), в Израиле, Польше.

Из-за того, что мы не можем поддерживать наших любимых игроков с трибун, мы предоставляем им другой вид поддержки – информационный: написать о том, как сыграли матч, найти что-нибудь интересное об игроке и так далее. Но год у меня практически не было никакой движухи в твиттере. Я просто общался с разными болельщиками. А потом меня зафолловил «Эйбар» в твиттере, и мы начали переговоры».

Как Артем основал русский фан-клуб − это предложил сам «Эйбар»

«В начале 2018-го со мной связалась специалист «Эйбара» по связям с общественностью Аррате Фернандес. Клуб оценил мою работу, и мы как-то заобщались. Примерно с того времени и до весны этого же года у меня не было продвижений в твиттере, но я все равно думал, что было бы круто зарегистрировать российскую пенью «Эйбара» − то есть сделать официальный фан-клуб.

Я писал в личку в твиттер клуба, спрашивал про процесс регистрации. Но там все затянулось. Через какое-то время они мне сами написали на почту и сами же предложили зарегистрироваться.

Каждому фан-клубу при регистрации вручается пакет подарочков: футболка «Эйбара» с названием пеньи и какие-то ништячки. Это есть у всех фан-клубов, даже у люксембургского – он появился совсем недавно. Эта же футболка должна была достаться нам. Но произошла забавная история.

Я тогда жил еще в Москве, в общежитии при институте, и указал его адрес как свой. Клуб отправил подарки, но они каким-то образом не доходили. Я понимал, что есть проблемы, поэтому попросил у «Эйбара» код для отслеживания.

Код мне не дали. Более того, клуб какое-то время молчал и вообще не отвечал мне. Через некоторое время со мной связалась Аррате, извинилась и сказала, что проблемы возникли из-за российской таможни – та развернула мою посылку.

Позднее у меня была возможность уже лично встретиться с представителем «Эйбара» – в Казани на форуме SportConnect. Меня туда даже приглашал клуб. Но я не смог поехать туда по многим причинам, одна из которых – день рождения девушки. Самое забавное, что на тот момент она за «Эйбар» не болела, а сейчас очень топит. Иногда я слышу от нее: «Почему ты не поехал тогда в Казань?».

«Эйбар» неплохо развивает все эти истории с фан-клубами. В Израиль ездила целая делегация Ла Лиги, чтобы сделать интервью с местной пеньей «Эйбара». Глава американской пеньи Джонатан вообще сделал предложение своей девушке Эмили с помощью «Эйбара»: приехал в Испанию и на одном из домашних матчей вручил ей футболку с надписью «Эмили, ты выйдешь за меня?».

Как Артем руководит фан-клубом: зовет всех, смотрит матчи соперников, общается с бывшими игроками

«В российской пенье «Эйбара» зарегистрировано шесть человек. Чтобы стать официальным членом, нужно заплатить мне немного денег – кругом коррупция. Шутка!

На самом деле с этим вообще проблем нет. Я, как руководитель, могу взять любого. Единственное требование – симпатизировать «Эйбару». Я бы мог просто набирать людей для числа. Но мне такого не нужно.

Процедура вступления в пенью очень проста. Ко мне должны постучаться в личку, написать имя и фамилию. И дальше я отправлю письмо клубу с пометкой «фан-клуб». Никакие контрольные по знаниям истории «Эйбара» устраивать я не буду.

Чтобы вступить в пенью, потенциальному участнику не нужен даже загранпаспорт. Но у меня, кстати, потребовали его. Во-первых, это подтверждение личности. Во-вторых, загранник понадобится на случай, если я соберусь в гости к «Эйбару». Клуб не оплатит билеты (хотя не знаю, что там с процентом компенсации), но точно организует все футбольные мероприятия. Я еще не был на [домашнем стадионе] «Ипуруа» и дико мечтаю об этом.

Пока что в моей пенье нет людей, которые реально пришли ко мне, потому что болеют за «Эйбар». Только мои друзья и знакомые, которые вписываются почти за все мои футбольные челленджи.

Когда сезон в разгаре, я смотрю много испанского футбола. Обычно не только матч «Эйбара», но и соперника, с которым «Эйбару» предстоит матч. Еще я читаю много про клуб на разных иностранных источниках. Чтобы давать новость о том, кто не сможет сыграть или восстановился после повреждения.

Был период, когда я почти каждый день обновлял блог: писал обзоры, переводил материалы. Но потом я захотел есть, устроился на официальную работу, и времени на это стало меньше. В идеале, конечно, нужно изучать прессу до матча, конспектировать что-то по ходу игры, читать что-то после – так можно выдать более подробный разбор и отчет.

Согласен, что нашей пенье нужно выходить на другой уровень. Я говорю не только о привлечении новых членов, но и о новых форматах. Например, запустить блог на испанском и дублировать на русском. Или делать какие-то интерактивные движухи – но это будет зависеть от поддержки клуба.

Расскажу об одной задумке. Я общаюсь с бывшими футболистами «Эйбара» (действующих освещают и так хорошо) – мне интересен тот «Эйбар», который играл в Сегунде и в лигах пониже, послушать истории об этом. Я нахожу такого игрока в твиттере, фейсбуке или инстаграме (лучше в инстаграме, потому что у всех открыта личка), представляюсь, прошу ответить на несколько вопросов.

Обычно они не отказываются. Это игроки, которые выступали за «Эйбар» с 2011 по 2013 года. То есть до того, как «Эйбар» оказался в Сегунде. Там нет дикого эксклюзива и историй о темных делах. Скорее, просто какие-то детали из прошлых сезонов».

Как Артем попал в европейские медиа и познакомился с гендиректором «Эйбара»

«Поощряет ли меня «Эйбар» материально за работу? Нет. Меня это не особо волнует. С другой стороны, я счастлив, что могу вести пенью. Кроме того, за все время я получил несколько интересных предложений от испанских журналистов.

Это цепная реакция. Весной прошлого года, когда все стали писать о создании российской пеньи (таких СМИ много − например, El Mundo Deportivo), на меня вышли ребята с радио Cadena SER (одна из самых популярных радиостанций в Испании – прим. «Гола»). Это было во время чемпионата мира в России.

Мне назначили дату, мы спокойно поговорили (я похоронил наших в матче с Испанией и тем самым сильно подвел ребят из Cadena SER). Про «Эйбар» было очень мало. Да и эфир был коротким – мы говорили всего минут пять.

Следующих контактов со СМИ пришлось ждать полгода. Были и русские журналисты, но если говорить об иностранных изданиях, то первым на меня вышел представитель El Pais. Оказалось, что он нашел меня по аккаунту в инстаграме – мой папа делает векторные портреты игроков, и «Эйбар» их регулярно репостит, получается большой охват. На самом деле папа играет важную роль в популяризации пеньи. Он художник, и благодаря его работам и поддержке пенью заметили намного больше людей, чем я планировал.

Это помогло первоначально выйти на новый уровень и обеспечило значительное отличие от других фан-клубов, уникальность, потому что была не только информационная поддержка, но и визуальная.

Из-за векторных портретов журналист El Pais и предложил сделать материал. Я почти прыгал от восторга. Это не из-за мании величия, а из-за того, что я знакомился с иностранной прессой. На протяжении нескольких лет учебы в лингвистическом институте мы слушали радио Cadena SER, читали и переводили статьи El Pais. И в итоге меньше, чем за год после выпуска, я появился и там, и там.

После El Pais появилось Radio Euskadi. В этой истории был дикий шок. Изначально ребята просто пригласили поболтать, но не заверили формат. Я без проблем согласился. Через пятнадцать секунд после начала эфира ведущий объявил: «С нами в студии генеральный директор «Эйбара» Хон Андер Уласия». И на этом моменте я подохренел. Мне удалось поблагодарить его за приятные вещи, которые он сказал в интервью El Pais (в материал El Pais о русской пенье «Эйбара» были включены ответы гендиректора клуба – он высоко оценил деятельность Артема – прим. «Гола»), мы поговорили о команде, фан-клубе.

«Эйбар»-2019

AFLO/Global Look Press

El Pais, кстати, выпустил еще один материал с нашей пеньей. Не так давно у них был текст о том, куда стоит поехать футбольному болельщику. В него они включили города, в которых есть фан-клубы испанских команд, где их не ожидаешь увидеть. В Лондоне, например, есть фан-клуб «Вильярреала». Пеньи испанских команд есть в Париже и в Дубае. То есть в основном в тексте перечислены крупные города.

И в этом списке, вместе с Лондоном, Парижем, есть Курган. Это моя гордость. Несмотря на то, что я жил и учился в Москве, я указал свой родной город. «Эйбар» называет себя самой маленькой командой Ла Лиги. Он в чемпионате Испании – это как, если бы у нас какая-нибудь команда из Шумихи (17-тысячный город из курганской области – прим. «Гола») вышла бы в РПЛ. Так что логично, что фан-клуб небольшой команды Ла Лиги тоже будет из небольшого городка».

Не забудь подписаться на соцсети