Поделиться:
закрыть

Пройти с одним клубом через три лиги. Да, и в России бывают такие герои

В русском футболе не так много примеров, когда игрок вместе с клубом прошел по всем ступеням и добрался до верхушки. В новом сезоне РПЛ случится «Тамбов», и в нем есть своя легенда.

Знакомьтесь – Олег Чернышов, 32 года. До «Тамбова» он никогда не поднимался выше уровня ПФЛ: «Рубин-2», «Нефтехимик», «Звезда» из Рязани, «Уфа» (тогда она еще не привозила в Башкортостан «Рейнджерс» и называлась «Башинформсвязь-Динамо») и подольский «Витязь».

Чернышов появился в «Тамбове» в 2014 году, когда клуб только пробирался через ПФЛ. За пять лет он собрал вокруг себя несколько солидных цифр:

  • Первым пробил 100 матчей за «Тамбов»;
  • Лидер по количеству матчей за «Тамбов» (162);
  • Восемь сезонов подряд забивал четко по четыре гола, в этом – семь.

«Простой», «скромный», «без пафоса» – так болельщики описывают Чернышова. Он родился в Бугульме в самой обычной семье: папа работал аккумуляторщиком и чинил машины, мама – кладовщицей на складе. «Он был профи в нашем городе, все к нему ездили», – говорит Чернышов об уже умершем отце.

Болельщики ценят легенду не только за игру, но и за человеческие качества:

  • «Для публики он всегда был неким тамбовским Бускетсом. Почему? Мало кто обращает внимание на Серхио в «Барселоне». Зачастую он практически незаметен, но это тот игрок, вокруг которого можно строить команду и который действительно очень важен. Таков и Олег. Он очень скромный и сосредоточенный на игре» (болельщик Святослав).
  • «Трибуны всегда тепло его приветствуют. Чернышов играет за «Тамбов» так долго, что многие считают его тамбовчанином, хотя это не так» (болельщик Андрей).
  • «Сделал с ним фото, когда футболисты уже расходились из раздевалки. Он стоял, по-моему, с женой. Я попросил сфотографироваться, поздравил его с забитым мячом и пожелал удачи в РПЛ. На что он мне, усмехнувшись, ответил: «Если я там буду». К счастью, через несколько дней объявили, что с Чернышовым одним из первых продлили контракт» (болельщик Сергей).

История Чернышова в чем-то похожа на сказку полузащитника «Лестера» Энди Кинга, который играет в клубе с 2006 года и вместе с ним пережил триумфальный взлет: Первая лига, Чемпионшип, АПЛ и историческое чемпионство. «Если Кинг шел с низов до чемпионства – значит, в чем-то наши истории похожи», – соглашается Чернышов. У него пока все гораздо скромнее, но не менее патриотично и достойно.

– Как руководство и игроки отмечают, что для «Тамбова» вы уже не просто обычный футболист?

– Меня и в команде называют легендой тамбовского футбола, ха-ха. Руководство уже стало близким. «Олежек, Олежек…». Привилегий нет. У нас коллектив. Все едины.

– Вы в «Тамбове» с 2014 года и поднялись от ПФЛ до РПЛ. Главное воспоминание за этот период.

– Пока это, естественно, выход в РПЛ. Моя мечта – поиграть в ней. И не один год. Пять-семь лет назад это казалось недостижимым, но я всегда к этому стремился.

После выхода в РПЛ первым делом подумал, что сыграю против звезд российского футбола на хороших стадионах. Хотя и в ФНЛ на хороших играли. Интересно посмотреть уровень и сам ажиотаж.

– Внутри не было такого: «Да, я красавчик – прошел от ПФЛ до РПЛ»?

– Только внутренне. Внешне стараюсь не показывать такое. Я родом из Бугульмы, из Татарстана. После сезона приезжал и встречался с мэром города. Меня позвали на неформальную встречу. У нас футбольный город: все знали, что я с «Тамбовом» вышел в РПЛ.

Пришел в администрацию, попили чай, поговорили, наделали фотографий всяких. Я подарил футболку, с его стороны тоже был подарок – татарская тюбетейка, ха-ха. Какую-то медальку дали с каким-то званием, но не почетного жителя города.

– Сначала была ЛФЛ, потом – ПФЛ и ФНЛ, скоро будет РПЛ. Как менялась ваша жизнь после перехода из одной лиги в другую?

– Начали игроки уровнем выше приходить. Сам начал приближаться к их уровню. Говорят же, что в России в футбол играют до 30 лет. Дальше – катастрофа. У меня наоборот. Это даже не стечение обстоятельств, но после 30 начал себя лучше чувствовать.

Семья всегда со мной. У меня дочка в Тамбове родилась. В садик здесь ходит. Жена всегда рядом. Почти второй дом. Дольше в других командах я не играл. Шестой год пошел.

– В раздевалке вас дедом не называют?

– Нет. Называют просто Черный. По фамилии.

– В 20 лет вы дебютировали в профессиональном футболе. В 32 – дебютируете в РПЛ. Завершите карьеру в 45?

– Ха-ха, дальше будет видно. Раньше не было таких предложений. «Тамбов» не то чтобы сделал из меня звезду, но я здесь начал прогрессировать. Сил достаточно. По показателям, которые мы измеряем, всегда нахожусь в тройке-пятерке лучших.

– Как прошло ваше детство в Бугульме?

– Я был активным, но спокойным ребенком. В передряги не влезал, но, бывало, кидался яйцами в автобус. Начал заниматься футболом в шесть лет. В детстве у меня было много занятий именно в спорте. Пытался боксом заниматься, но через пару спаррингов понял, что это не мое. Несколько раз по носяре набили, ха-ха. Мне сразу не понравилось. Спорт должен быть для умных людей. Боксеры, конечно, тоже умные, но что-то у меня не пошло.

Потом играл за сборные школы по баскетболу, волейболу. Любил настольный теннис. Еще есть такой спорт – пожарный. Проходили соревнования в военных частях, ездил за город. Берешь лестницу, бежишь 100 метров, закидываешь на второй этаж и залезаешь по ней. По своему возрасту я был одним из лучших, потому что у меня в свое время скорость была лучше всех среди ровесников. Завоевывал какие-то медали.

Один раз случился курьез: спиной упал со второго этажа. Думал: «Все, закончился спорт». Полежал пару недель – вроде ничего не переломал. Сейчас это, тьфу-тьфу-тьфу, не проявляется. Со спиной вообще проблем нет.

– По любителям вы играли в местном «Нефтянике». Что такое футбол в ЛФЛ?

– В 9 или 10 классе начал тренироваться с командой. Проявил себя неплохо. Команда была взрослая – одни мужики. Начал расти с ними.

От них прилетало, но у меня был свой барьер: со мной в команде играл брат. Все знали, что я младший братишка, поэтому относились мягче: где-то сильно в стыки не шли, где-то поменьше кричали. Бывало, что где-то крикнут, гавкнут, но неплохой уровень.

Раньше, конечно, не было искусственных полей. Играли на травяных. В Бугульме было одно из лучших поле в Татарстане, если брать по любителям. За ним всегда ухаживали. Стадион был старенький, но народ ходил постоянно – тысячи по 2-3 было.

– Самые отвратительные условия, которые встретили.

– Приехали играть на Кубок в город Буинск под Казанью. Ехали долго, еще и в жару. Как увидели поле… Тропинки поперек. Раздевалок нет – переодевались в автобусе. Было не особо приятно. Наверное, худшее, что встречал.

– Сколько зарабатывали в «Нефтянике»?

– Команду спонсировала администрация города. Футболистов устраивали в организации, и они там, получается, просто числились. Через это получали зарплату. Тысяч пять, не больше.

– Подрабатывать приходилось?

– Нет. Я же еще в школе учился. Только школа и футбол. В своей карьере зарабатываю исключительно футболом.

Когда начал зарабатывать, отдавал деньги родителям. Как благодарность. Помогал, в общем. Не было у них таких больших зарплат.

– Когда я спрашивал про вас у фанатов, то абсолютно все отметили вашу скромность. Как вас воспитывали в детстве?

– Так сложилось, что я в коллективе не такой юморист. Более скромный. Детство прошло так, что я всегда общался с людьми, которые старше меня. Может быть, от этого все пошло. Всегда прислушивался ко всем.

Старший брат сыграл большую роль в моем воспитании. Всегда подсказывал, с кем связываться, а с кем не связываться.

– Когда последний раз дрались?

– Буквально на первых сборах в Белоруссии с Вагизом Галиулиным – в перчатках и масках. А чтобы прямо драка-драка… Наверное, школьные времена или даже в институте. Когда приезжал, в кафе собирались буйные ребята. В сторонке не стоял. Сильно не прилетало, потому что всегда находился с друзьями, которые в обиду не дадут.

– Главный матч в вашей карьеры – против «Зенита» в 2016-м на Кубок России?

– Думаю, да. Приехали игроки основного состава. Помню Маурисио, Анюкова. Дзюба только не приехал. Общались с Черновым. Пересекались с ним еще, когда против «Зенита-2» играли. В паузах общались с ним, после матчей разговаривали. На связи бываем.

Майками ни с кем не обменивался. Особо к этому не стремился. Друзья просили: «Возьми майку». Не знаю, но почему-то не захотелось.

– Чем для вас запомнился тот матч, кроме крупного счета (0:5)?

– Ажиотаж такой в городе был, что «Зенит» приезжает. Стадион, наверное, пять тысяч вмещает, а собралось где-то семь. Дополнительные скамейки какие-то приносили. Много народа было.

– В 2006 году вы выступали за «Рубин-2» и часто участвовали в контрольных матчах с «Рубином». Кто из того состава впечатлил больше всех?

– Каллисто помню. Он был очень маленький и очень быстрый, ха-ха. Худой, но бежал, конечно…

За полгода раза три с ними играли. Часто играли на тренировочной базе. Вроде бы один раз всего проиграли. У нас поля с «Рубином» были рядом. Получается, что мы приходили и смотрели на их тренировки.

Бердыев? Он запомнился тем, что был очень спокойный, всегда подзывал тренеров. Общаться лично с ним не удавалось – только слушал.

– Если бы не футбол, то что?

– Не могу представить. Был момент, когда из «Рубина» вернулся в Бугульму. Тогда такое грустное состояние было. В институте учился. Мама говорила: «Все, заканчивай с этим футболом. Учись». Начал учиться, учиться…

Учился по специальности менеджера организации на экономическом факультете. Первые три курса шло довольно-таки неплохо. Когда попал в команду из Нижнекамска, то приезжал только на сессии. Знаний уже не так много получал. Если бы не футбол, пошел бы, наверное, по профильному направлению.

– О чем вы мечтаете?

– Хочу стать бизнесменом, ха-ха. Шучу. Закрепиться в Премьер-лиге, поиграть. Шанс будет. А осенью планирую поступить на тренера.

Купили квартиру в Казани. Туда вот переезжаем. Моя жена из Уфы. Мама с родственниками в Бугульме живут. Можно было бы туда переехать, но Казань больше для развития ребенка. Город третьей столицей считается.