• Андреа Чуканов
  • РПЛ
  • Футбол
  • Миодраг Божович
  • Зенит
  • Оренбург
Поделиться:
Комментарии:
0

В «Оренбурге» есть русский с именем Андреа. Рос в Италии, в паспорте нет отчества, папа − чемпион Олимпиады по конкуру

Чуканов до шести лет не говорил по-русски. Недавно он приезжал в родную итальянскую провинцию – впервые за 17 лет!

– Ты родился в Калабрии в коммуне Козенца. Что из итальянской культуры удивляло больше всего?

– Мне нравится, что там по выходным по вечерам люди могут собираться на улице все вместе и выносить телевизор. Или совместно всей улицей выехать в пиццерию.

Последний раз был там в декабре. Выехали первый раз за 17 лет на пару дней. Я отдыхал в Италии, проехались по Риму, Венеции, Неаполю. Вот так поехали на юг на поезде и заехали. В шесть лет я уехал из Италии и такое долгое время не был. Жили на улице с частными домами. Это рядом с городом. С того момента никто не возвращался: ни родители, ни я.

Поехали туда, где я родился. Встретить людей, которые нас приняли, дали жилье, работу. Предупредили за несколько дней, но не всех. Когда мы приехали, для всех был большой шок и сюрприз. Всем звонили и говорили прийти, дверь открыли и встречали. Близкий друг родителей сказал: «Даже не переживайте, ничего не ищите, я вас поселю». Он нас встретил и поселил в отель.

В основном были в гостях, потому что нас долго не видели, всем было приятно поговорить. Хотели нам во всем угодить: поехали за город в пиццерию, ездили по горам. Атмосферно и уютно. Конечно, домашняя пища отличается там. Вино не пью, но отец выпил (смеется).

– Самое атмосферное место в Козенце? Знаю, что там есть музей под открытым небом с работами Сальвадора Дали.

– Есть пешая улица – длинная, как Арбат. Там очень много народа, который гуляет вдоль улицы. Особо не помню, потому что это было в детстве, но когда приехали, то за день обошли – мне понравилось. Музей? Ничего себе. Если бы было больше дней, посетили бы другие места, но посетить получилось немного.

– Как выглядело твое детство?

– Ходил в садик. Даже в первый класс. Там в школу ходят не с семи лет, а с шести. Получается, мне тогда еще было пять, потому что я родился в декабре. Нас на автобусе забирали. Там ходит автобус по улице, всех собирает, и нас везут. У меня сестра ходила в школу. Там 13 классов, если не ошибаюсь [в Италии в школе учатся 13 лет, но обязательное школьное образование – до 16].

Лет в пять я начал играть с ребятами в футбол на улице. Просил родителей, чтобы меня отдали [в футбольную школу]. До переезда в Россию меня хотели туда отдать, но потом мы переехали. В детстве родители могли особо не следить за мной, потому что там все тихо, мирно, спокойно. Они не переживали, если мы гуляли одни по улице.

– В какой форме впитал итальянский язык?

– До шести лет вообще не разговаривал по-русски. Жил в Италии, со всеми разговаривал по-итальянски. Родители иногда разговаривали со мной на русском языке, я что-то понимал, но почти не разговаривал. Дома между собой родители разговаривали на русском, со мной – на итальянском. Так вот переключались.

Русского не знал особо. Когда переехали в Питер, первые два-три месяца было тяжело. Почти все время молчал, потому что незнакомый язык. Итальянский язык был как родной: я родился и разговаривал на итальянском. В России сначала все слушал и воспринимал, но не так долго учил, быстро далось.

Сохранили общение с семьей, к которой приезжали. Мы разговаривали на английском, потому что итальянский я забыл. Возможно, если буду учить, то вспомню быстрее. Пришлось на английском разговаривать, но его знаю не в совершенстве: изъясниться и что-то понять могу.

– Что в тебе от итальянца?

– Думаю, еда. Я особо не ем супы. В основном ем пасту и люблю пиццу.

Папа выиграл Олимпиаду-80 по конкуру, но Чуканов не умеет кататься на лошадях и бегал по конюшне с мячом

– Твой папа выигрывал Олимпиаду в Москве, 12 лет работал в Италии, а потом перевез туда семью.

– В России тогда были тяжелые времена − 90-е годы. Но в Италии у нас все было. Отец дал мне все, что необходимо и чего я хотел. Отец работал, мама сидела со мной дома. Классное детство. Папе поступило предложение по работе. Попробовал и уехал, когда тут были не лучшие времена. Кроме победы на Олимпиаде-80, он 13 раз выигрывал чемпионат СССР. Очень много медалей. Мы считали: там и серебряные, и бронзовые.

Да, отец – олимпийский чемпион по конкуру, но я даже не пробовал ни разу [ездить на лошадях]. С пяти лет я играл в футбол во дворе и просил, чтобы меня куда-то отдали. Папа такой человек, что не настаивал. Хотел, чтобы я занимался тем, что мне нравится. Был не против, чтобы я пошел в футбол. Иногда говорил: «Может, попробуешь [сесть на лошадь]?» Но это так. Лошади меня не притягивали. Я бегал и играл на конюшне, все это видел, но был там с мячом. Сейчас конюшни у нас нет, но папа до сих пор тренирует.

– Почему Андреа, если родители – русские?

– Жили в Италии. Думали, как назвать итальянским именем, чтобы по-русски звучало и можно было выговорить. Решили, что Андреа, но по-русски – Андрей. Дома меня на русский манер все зовут Андрей. В команде называют Чукан, еще в «Локомотиве» звали Андре. Все время: «Андре, Андре».

В паспорте тоже Андреа, но не прописано отчество. У меня в свидетельстве о рождении нет отчества, поэтому и в паспорте так. Раньше было больше проблем, всегда спрашивали отчество. Говорили: «Нет отчества у вас». Иногда на месте отчества писал: «Нет». В каких-то местах проще говорить, что я Андрей Вячеславович, чтобы не заморачиваться и без лишних вопросов. Единственное удобство – не надо долго писать отчество. Просто имя и фамилия.

Тренировки на паркете в школе «Зенита», шутки Божовича, шесть дней перелетов подряд по маршруту Тюмень-Владивосток-Кипр

После возвращения в Россию Чуканов стартовал с футболом:

  • школа «Зенита» – «Смена»;
  • школа «Химок»;
  • молодежка «Локомотива»;
  • три сезона в «Тюмени»;
  • «Оренбург».

– В академии «Краснодара» есть уроки хореографии и танцев, проводятся турниры по шахматам. Что нестандартного было в «Зените»?

– Тогда она считалась хорошей школой. Такие воспитанники, как Малафеев, Аршавин, Денисов. Туда попасть – очень хорошо и тяжело. В то время никого не брали, надо было сдавать нормативы. Три состава по человек 20, тренировались в закрытом зале постоянно. Еще не было искусственных полей, был паркет. Были тренировки по акробатике: мы прыгали, нас тянули. Думаю, не во многих школах есть такие тренировки с самого детства. Для того времени – супер.

Этап со «Сменой» дал многое: сами основы, ставили удар, технику. Например, задание – пока двух не обведешь, пас не отдаешь. Это очень сильно помогло. На стенах нарисованы ворота с девятками и шестерками. Когда пришел в «Химки», почувствовал сильную разницу. У меня уже был сильный удар, спустя месяц меня поставили капитаном. Уровень отличался. Там не ожидали.

– Кто из того возраста дошел до профессионального уровня?

– Васютин – вратарь «Зенита». Коваленко, он сейчас, по-моему, в Армении играет. Артем Симонян, он в «Цюрихе» играл, сейчас вроде бы тоже в Армении.

– В «Локомотиве» Божович брал тебя на тренировки с основой: «Обстановка у него была интересная. Он постоянно шутил». Как именно?

– В основном все шутки были с Касаевым, потому что он, видимо, уже работал с ним. Говорил: «Ты шире, чем мой шкаф дома». Прикольный тренер. Мне нравилась атмосфера. Это дает какой-то эмоциональный дух.

– Ты говорил: «Пейчинович подошел ко мне и стал спрашивать, почему я такой высокий, не слишком ли много кушаю».

– (смеется) Думаю, захотел меня подбодрить и пообщаться. Любому молодому игроку помогает, когда взрослые с тобой разговаривают. Это мотивирует. Где-то уже говорил, что меня впечатлили Диарра и Мануэль Фернандеш. Умели выходить из любой ситуации – особенно Диарра.

Мне кажется, сейчас многие футболисты занимаются до тренировки, после тренировки, как-то дополнительно. Раньше такого особо не было. Может быть, ошибаюсь. Сейчас все тщательно смотрят за здоровьем – профилактика травм, разминка.

– Самый сложный перелет, когда три сезона провел в ФНЛ.

– Маршрут: Тюмень-Москва, Москва-Владивосток. И это была последняя игра, после этого нас вызвали в сборную ФНЛ. Опять Владивосток-Москва, и из Москвы мы сразу полетели на Кипр. Была какая-то задержка рейса на часа три. Когда прилетели, ощущение, что побывали в каком-то космосе. Я даже на игру не смог особо собраться, потому что столько перелетов за непродолжительное время. Летали дней пять-шесть подряд. Самый долгий перелет для меня – в Доминикану в отпуск. Наверное, летели 11,5 часов.

– Постоянные многочасовые перелеты по России – насколько это выматывает?

– К этому привыкаешь. Сначала было необычно, а потом привык. Да, выматывает, но есть день, чтобы отдохнуть, полежать. Не чувствовал, что какое-то не то состояние. Было неудобно, что летали через Москву. Приходилось ждать, сидеть, отдыхать. Самое тяжелое – тренировка после перелетов, на ней нужно быть осторожным. Чуть-чуть времени на сон, и сразу тренировка. По мне, все надо делать плавно и аккуратно, больше разминаться.

– Москва, Питер, Тюмень, Оренбург. Что ближе?

– Конечно, Москва, потому что в этом городе я вырос. Можно считать, что это мой родной город. Сама по себе Москва нравится, как развивается, все есть. Для меня Москва кайфовее.

– У тебя в инстаграме много фотографий из Европы. Давай составим топ-3 города России (без Москвы и Питера), где стоит побывать.

– Мне почему-то понравился Новосибирск. Возможно, в какое-то хорошее время туда попадали, потому что один раз там было 27 градусов тепла. Второй – Краснодар. Третий – может быть, Казань. В каждом городе есть что-то необычное.

Не пропусти «ГОЛ» в соцсетях: вк, твиттер, телеграм, фейсбук

Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые