Поделиться:
закрыть

Ван дер Сар вдохновил Нойера на постоянные выходы из ворот. Такой стиль придумали в Голландии, а сейчас только улучшают

Нойер чуть не выиграл «Золотой мяч»

На ЧМ-2014 Мануэль Нойер доказал, что он лучший кипер планеты. Рамос и Роналду выбили «Баварию» из Лиги чемпионов, но вместе со сборной королем был именно Нойер. Перформансы Мануэля справедливо подбросили его в тройку претендентов на «Золотой мяч».

Сам факт попадания в шорт-лист лучших выглядел уникальным. Последний раз вратарь претендовал на ЗМ в 2006-м, а реально был близок к награде в 1961-м – тогда первый «Золотой мяч» отправился в руки Льва Яшина.

Вариант с победой Мануэля был фантастичным, но при этом интересным и прорывным. Вместо смелого и альтернативного сценария, журналисты и тренеры выбрали проверенный: ЗМ отдали Криштиану, а Нойер получил утешительную бронзу.

Величие Мануэля совпало с наиболее удачной для этого эпохой: гики отслеживают тактические тенденции и делают звездами недооцененных ранее игроков (вроде вратарей и опорников). Эпоха прессинга и контрпрессинга обязывает футболистов к постоянным апгрейдам и позиционным эволюциям – вратари становятся распасовщиками, а форварды вкалывают в обороне.

Тотальное внимание медиа к футболу позволило Нойеру стать фронтменом целого вратарского поколения. Он выглядел как кипер без слабых мест. Уникальный стиль Нойера восхищал и плодил подражателей, но в действительности был лишь современной адаптацией того, что придумали задолго до пика самого Мануэля.

Первым о связи с прошлым заговорил Тьерри Анри – он напомнил журналистам, что тенденция на вратарей-плеймейкеров зародилась в Голландии, во времена Йохана Кройффа:

«Мы и раньше наблюдали системы, в которых вратари выходили на высочайший уровень. Но мы еще ни разу не видели, чтобы вратарь отходил так далеко от ворот. Там вратарь тоже делал передачи, но он никогда не был на одном уровне с защитником. Когда играет Нойер, у команды есть еще один игрок на поле».

Коннект с голландским футболом 80-х подтвердил и сам Нойер. После победы на ЧМ он объяснил, что на формирование его стиля повлиял Эдвин ван дер Сар:

«Придется объяснить – я не изобрел этот стиль игры. Эдвин играл так задолго до меня, еще в молодости. В юности он был моим самым большим кумиром. Я ориентировался на его стиль – наступательный и вовлекающий вратаря в игру».

Вратарская эволюция в Голландии

Роль вратаря-плеймейкера окончательно оформилась в «Аяксе», но идея наделить кипера более широким функционалом появилась заметно раньше. «Играющий вратарь» был одной из системных частей «тотального футбола», которым Голландия разрывала соперников в 60-70-х годах. Голландцы использовали перегруз полуфлангов, обмен позициями и первыми добавили вратаря в построение атакующей игры.

Включение вратаря в розыгрыш мяча частично нивелировало разницу между ним и полевыми игроками. Патент на изобретение вратарей-плеймейкеров принадлежит Ринусу Михелсу. Когда он готовил голландцев к ЧМ-74, то внезапно сменил первого номера сборной: вместо железобетонного игрока старта Пита Схрейверса на турнир поехал 33-летний Ян Йонгблуд.

Яна выбрали в качестве основного вратаря сборной как раз из-за соответствия философии – он бесстрашно летал за штрафной и спокойно контролировал мяч, потому что до 15 лет играл центрфорварда.

В 1985-м вратарскую эволюцию продолжил Йохан Кройфф. Став тренером, он сразу пригасил в штаб «Аякса» Франца Хука. Тот считался достаточно средним игроком, но после финиша карьеры вырос в крутого аналитика и тренера вратарей.

Справа Франц Хук

ZUMAPRESS.com / Global Look Press

Хук занимался тем, что готовил вратарей по принципам Кройффа. Положение его голкиперов в игре кардинально отличалось от положения их европейских коллег. Они более качественно выбирали позицию, заблаговременно перехватывали длинные передачи и быстро начинали контратаку. Хук готовил вратарей, которые предчувствовали момент, а не просто реагировали на него.

Вратари Хука действовали далеко за пределами вратарской и сокращали число ударов по воротам, потому что заранее перехватывали мяч. При передачах назад они становились частью стратегии – помогали команде формировать численное преимущество в начальных стадиях атаки и разбивать прессинг. Хук считал, что отправной пункт идеального нападения – это не центральные защитники, а голкипер.

В 1987 году Франс опубликовал учебное пособие «Основные положения тренировки вратарей», для которого Кройфф написал предисловие:

«Роль голкипера часто недооценивают. Я сам уже многие годы являюсь большим почитателем вратарей. Для меня игра в воротах всегда была чем-то большим, чем просто отражением мячей.

В «Аяксе» я всегда старался вывести так называемых «одиночек» из изоляции и все больше вовлекал вратаря в игру остальной команды. Теоретически и прежде всего на практике он принимает огромное участие в тактической составляющей игры.

В «Аяксе» вратарь – это замыкающий, который не отстает от остальной команды, когда игроки идут вперед. Он всегда должен стремиться к тому, чтобы как можно раньше завладеть мячом», – писал Кройфф.

В своей книге Хук подробно формулировал современные требования к вратарю, которые не ограничиваются только обороной:

«Сегодня исход некоторых матчей решается тем, сможет ли вратарь максимально быстро вернуть мяч в игру. Так как у него уже стало гораздо меньше работы в воротах и перед ними, каждый вратарь обязательно должен уметь хорошо вводить мяч в игру».

Франц хотел, чтобы вратари развивали скиллы полевых игроков – игру головой, перехваты, удары по воротам. Вовлечение кипера в игру за штрафной – основа философии Хука.

Кумиром Нойера был ван дер Сар. Он тоже играл так

Самым известным из учеников амстердамской школы Франса Хука считается Эдвин ван дер Сар – главный кумир Нойера. Нойер рассказывал, что изучал игру ван дер Сара по видеозаписям: «У меня дома хранилось много видеокассет с его матчами».

Желание играть по-другому у ван дер Сара было еще на старте карьеры. Голландский журналист Яп Фиссер вспоминал, что в интервью с еще молодым Эдвином он спросил, как тот видит идеальный сэйв:

«Я спросил, мечтает ли он о том, о чем мечтают все вратари: мяч летит прямо в угол ворот, он бросается вперед и отбивает его. Ван дер Сар сказал, что о таком он не думал, и задал мне встречный вопрос: а если бы у него такая мечта была? Я ответил: тогда мяч бы был в воротах – потому что я бы в это время витал в облаках».

После ван дер Сар рассказал, о чем он мечтал по-настоящему:

«Моя мечта была такой: я ловлю мяч, стоя на двух ногах и тут же начинаю контратаку». Даже в мыслях он не защищал ворота, а останавливал мяч вне пределов штрафной площади.

Изначально ван дер Сар был вторым вратарем «Аякса», потому что проигрывал конкуренцию техничному и опытному Стэнли Мензо. Расклад поменялся, когда Хук подметил слабую сторону Стэнли, которой не было у его конкурента:

«У Стэнли Мензо не было психологической устойчивости, которая была у ван дер Сара. В ночь перед матчем он мог не спать и психологическое напряжение выдерживал с большим трудом. Ван дер Сар всегда прекрасно держался. А в случае ошибки продолжал играть так, будто ничего и не произошло», – объяснял Хук. Ван дер Сар не впадал в панику, когда нужно было играть как либеро.

Прогресс ван дер Сара был напрямую связан с методиками Хука. Желания играть за штрафной было недостаточно, и Франс полностью изменил подход к вратарским тренировкам:

«Он никогда не позволит просто так бить по воротам. Он часто включает других игроков в тренировку вратарей. Франс берет на себя руководство группой игроков, так что тренировка голкиперов, в общем-то, проходит во время командной тренировки.

Хук настраивает вратарей так, что они должны как можно дольше продержаться на ногах. Он считает, что за мячом можно броситься лишь тогда, когда это необходимо», – объяснял ван дер Сар.

У необычного стиля игры была и отрицательная сторона. После перехода в «Ювентус» ван дер Сар трансформировался в среднего вратаря. Стиль игры ван дер Сара не подходил итальянскому футболу. Итальянцы предпочитали оборонительную тактику – как правило, команды играли очень близко к воротам. Тренер «Ювентуса» Марчелло Липпи сослал ван дер Сара на линию ворот, запретил ему действовать на поле и игнорировал сильные стороны.

Голкипер, у которого всегда были крепкие нервы, чувствовал себя неуверенно и впоследствии признавался: «Я стал бояться ловить мяч».

Реанимировать карьеру пришлось в Англии: сначала он ожил в «Фулхэме», а потом стал звездой в «Юнайтед». У Фергюсона ван дер Сар имел условия, необходимые для успешной игры вратаря-плеймейкера: высокую линию обороны и акцент на контратаки, которые регулярно начинались с передачи голкипера.

Несмотря на то, что стиль ван дер Сара скопировал Нойер, Эдвин считал более похожим на себя другого голкипера:

«Де Хеа похож на меня. По крайней мере, внешне. Он такой же худой, каким был и я в начале карьеры. Также он отлично играет ногами, что очень важно в современном футболе.

К игре на выходах он постепенно приспосабливается и постоянно прибавляет в данном компоненте. Но большая часть нашей работы – это психология. Де Хеа кажется мне спокойным парнем, способным справиться с давлением», – это цитата Ван дер Сара из 2011-го.

Эдвин поддерживал Давида, но в его словах не было ничего общего с реальностью. Все просто – Де Хеа и ван дер Сар относятся к разным типам вратарей.

Исходя из типологии, созданной Францом Хуком, голкиперы делятся на два типа – R и A. К вратарям типа R относятся голкиперы, опирающиеся на реакцию. Так как Хук писал методичку в конце прошлого века, то и для разъяснения подбирал актуальные примеры – в R-голкиперы Франц записал Оливера Кана, Дино Дзоффа и Гордона Бэнкса.

По мнению Хука, портрет R-вратаря выглядит так:

  • игра напрямую зависит от быстроты действий и реакции;
  • на среднем или низком уровне руководит обороной, чаще используя вместо подсказок крик и ругательства;
  • у R-голкипера обычно есть проблемы с навесами и совсем плохо с просчетом ситуации и вмешательством в опасные передачи;
  • вопрос владения мячом они решают только одним способом: длинной передачей через поле;
  • фокусирует внимание на игроке с мячом.

На другом конце спектра – голкиперы типа А. Здесь Хук подобрал более понятные примеры: Фабьен Бартез, Маартен Стекеленбург, и, конечно, ван дер Сар. Вот чем уникальны такие голкиперы:

  • предчувствуют развитие событий и устраняют опасные ситуации, используя смену расстановки;
  • выстраивают полную картину происходящего, что позволяет легко управлять ситуацией в штрафной;
  • с легкостью выполняет функции полевого игрока;
  • фокусирует внимание на передвижениях соперника;
  • хладнокровно действует при выходах один на один.

Сочетание спокойствия и топовой игры ногами отмечали и тренеры «Ромы». Вот что говорил о Беккере шеф римских вратарей Марко Саворани: «Он так спокоен, как будто играет в парке с друзьями».

Хладнокровие и рассудительность логично конвертировались в результат. Лучший пример – матч «Ливерпуля» против «Фулхэма» в первом круге АПЛ. После нарушения в атаке Алиссон за две секунды ввел мяч в игру, мгновенно сгенерировав прорыв Алекандра-Арнольда по флангу. Менее чем через 10 секунд после атаки, которую начал Алиссон, Салах вкрутил гол.

Эдерсон тоже вовлечен в атакующий футбол своего клуба. Когда скауты «Сити» просматривали Мораеса (Пеп искал сочетание шотстоппера и распасовщика), то обратили внимание, что он регулярно использует брешь в правилах. Дело в том, что офсайд не фиксируется при ударе от ворот – точные закидушки Мораеса летели прямиком к центрфорвардам, пока вингеры создавали пространство постоянными рывками.

Один из моментов на видео с 0:15:

Если сокращать классификацию до одного предложения, то вратари делятся на тех, кто действует по мячу, и тех, кто предотвращает голевой момент, не доводя ситуацию до удара.

Просмотр нарезок с Эдвином сильно повлиял на его главного приемника. Нойер еще со времен «Шальке» выглядел как парень с удаленными нервами. Он часами оттачивал передачи на короткие и средние дистанции, чтобы во время матча мгновенно запускать быстрые прорывы одноклубников. Мануэль научился читать игру, действовал по методичкам Хука и урокам ван дер Сара – анализировал, наблюдал и играл на опережение.

Благодаря Нойеру стиль ван дер Сара подхватил весь мир

Влияние идей Хука и стиля ван дер Сара коснулось не только Нойера. Мануэль стал звеном в цепной реакции тактики и новаторства, которая растянулась почти на 40 лет. В 21 веке от вратаря требуют заметно больше универсальности – теперь голкипер либо трансформируется в гибрид типов R и A, либо идет по пути Клаудио Браво и Джо Харта.

Лучше всего сочетание реакции, анализа, футбольного интеллекта и игры за штрафной иллюстрируют Алисон и Эдерсон. В формировании их стилей тоже есть связь с прошлым. Беккер говорил, что хочет играть, как Нойер, а Мораес максимально расцвел при Гвардиоле. Пеп всегда был адептом идеи вратаря плеймейкера, потому что работал с Йоханом Кройффом и Францом Хуком.

Подражать Нойеру Алиссон начал еще в Бразилии. Частые выходы за штрафную, точные передачи на любые дистанции и блестящий выбор позиции – в игре Беккера никогда не было нервоза и неуверенности. «Он думает как нападающий и знает, что выберет соперник – обводку или удар. Он понимает, как полетит мяч – по земле, по воздуху, с какой силой и в каком направлении», – восхищался тренер вратарей «Интернасьонала».

Гвардиола крадет, как художник, а потому уловка здорово прижилась и в «Ман Сити»:

«Когда мы начинаем атаку от вратаря, а соперник нас высоко прессингует, мы можем быстро перевести мяч до чужой штрафной и получить пространство по центру. Когда Эдерсон выбивает мяч от ворот, офсайд не фиксируется. Все, что от нас требуется, это стянуть часть соперников на себя и оголить пространство посередине», – рассуждал Пеп.

Мания клубов создавать численный перевес на каждом метре поля повышает требования к вратарям. В 2019-м недостаточно только эффектно летать на линии. Голкиперы постепенно приспосабливаются к новым аспектам игры, а лучшими становятся те, кто быстрее других освоил уроки ван дер Сара и Франца Хука.

Чтобы не потерять «Гол» – подпишись на соцсети. там удобно и интересно