• Александр Тихоновецкий
  • РПЛ
  • ФНЛ
  • Футбол
  • Роман Широков
  • ЦСКА
  • Луч
Поделиться:
Комментарии:
1

Тихоновецкий – легенда Дальнего Востока и первый герой мемов. Спросили его про крах «Луча», марихуану и тикток

Александр Тихоновецкий мало играл в высшей лиге, но все равно вошел в историю. Он пять раз приходил в «Луч», создавал лучшие результаты дальневосточного футбола, влипал в необычный скандал с употреблением марихуаны и становился королем интернета, когда слово «мем» еще никто не знал. 

Про все это Тихоновецкий рассказал тут в интервью.  

Жизнь и смерть «Луча»: поездки в Японию, выборы губернатора, полугодовые долги

– Вы попали в «Луч» на старте нулевых. Каким он был тогда?

– В 2000-2001 годах это был обычный клуб Второй лиги. Большие вливания пошли только в 2004 году. Тренером назначали Павлова, а в команде стали появляться сильные футболисты: братья Аджинджалы, Казаков, Черкес, Семочко, Марек Чех, Штанюк – капитан сборной Белоруссии.

Все это благодаря губернатору, который очень сильно любил футбол. Спасибо Сергею Михайловичу Дарькину за то, что подарил болельщикам Приморского края выход в Премьер-лигу. Если у него не было дел, он всегда был на играх. Заходил в раздевалку после матчей, всегда нас поддерживал вне зависимости от результата. В свои выходные приезжал к нам на тренировки.

У него были специальные дни: среда, воскресенье – когда сразу после нашей тренировки команда губернатора играла против администрации Владивостока. Правда, Сергей Михайлович постоянно выигрывал. С чем это связано? С тем, что он губернатор, ха-ха.

– Говорят, Дарькин умел мотивировать.

– Перед ответственными играми с ЦСКА и «Локомотивом» в 2007 году у нас была очень сильная финансовая мотивация. Квартир и машин не было, но деньги очень хорошие. Плюс он вызвал Павлова и сказал, что если тот не возьмем пять очков, то будет с ним прощаться. Мы собрались и вышли играть за тренера.

– Вы участвовали в его предвыборной кампании. Не смущали слухи о его связях с криминалом?

– Нет, я даже не думал об этом.

– В «Сатурне» за плохие результаты вывозили в лес. В «Луче» было что-то подобное?

– Честно, не знаю. Меня в это не посвящали, скажем так.

– Где проводят сборы клубы из европейской части России, все знают. Куда ездит «Луч»?

– Когда играли в Премьер-лиге, ездили в Японию и Южную Корею. В Японии мы жили на той же базе, что Россия во время чемпионата мира. В Корее − на той же базе, что Испания. В этих странах все совершенно по-другому.

Павлов выбирал такие места, где мы были скрыты от посторонних глаз. Спартанские условия − постоянные тренировки. До города далеко, мы особо никуда не выезжали. В Корее в единственный выходной выбрались в Сеул. В Японии [тоже в единственный выходной] ездили в Кобе. Вообще, Япония – красивая страна, а ее жители казались инопланетянами. У них уже тогда были развитые технологи. Все японцы уже ходили с сотовыми телефонами, а у нас они только стали появляться на рынке.

Единственный минус – питание не соответствовало европейскому уровню. У них еда совершенно другая. Поел, а через полтора часа опять хочется. Ребята легко сбрасывали по 5-6 килограммов, потому что было невозможно насытиться.

В Японию я впервые поехал в 15 лет в составе сборной Приморского края. Там были еще сборные Китая, Кореи и Японии. Нас отправили в Отару под видом сборной России. Из тех команд так никто никуда и не пробился, ни у нас, ни у соперников.

Из той поездки я привез первый сувенир – видеомагнитофон. Потом уже привозил детям маленькие футбольные мячи, жене – золотишко: колечки, сережки.

– «Луч» арендовывал на сезон гостиницу в Москве. Сколько времени вы проводили в столице?

– В Москве мы проводили больше времени, чем во Владивостоке. Допустим, в субботу у нас домашняя игра, значит, в воскресенье мы уже летим в столицу. Там готовимся, играем, еще день-два живем и вылетаем обратно. Три-четыре дня во Владивостоке, играем − и обратно в Москву.

– Сколько перелетов у вас было за всю карьеру?

– Очень много, точно и не скажу. Все перелеты регулярные рейсы через Москву. Чартером летали только дважды: в 2003-м, когда вышли в первую лигу, и в 2016-м, когда летали на кубковую игру в Читу. Все футболисты «Луча» ныли, что далеко лететь. Потом пару раз летали туда-обратно и все быстро привыкали, даже иностранцы.

– Почему в последние годы у «Луча» все плохо?

– Сейчас губернатор так решил, его никто не осуждает. Борьба за здоровье людей важнее. А вообще, наличие команды в регионе зависит от заинтересованности губернатора. Как только Дарькин ушел, все стало скатываться: чехарда губернаторов, частая смена тренера. Пригласили Зорана Вулича. Мне кажется, ошибочно, хотя он хороший специалист. Он начал приглашать своих иностранцев, команда разбилась сначала на два лагеря: русских и иностранцев − потом на три: добавилась группа приближенных к тренеру. Проиграли одну игру, вторую, начались склоки. Когда внутри команды происходит что-то неладное, ничего хорошего ждать не приходится.

В 2015 году нам не платили полгода. Мы летели на игру в Воронеж, в Москве нужно было сменить аэропорт. Из «Внуково» в «Домодедово» добирались на метро через всю столицу: с мячами, сумками, инвентарем, потому что не было денег даже на автобус. Цирк!

Потом мы вылетели [в Первый дивизион]. Президентом клуба стал посторонний человек, не буду называть его фамилию (Александр Голубчиков, исполнительный директор «Луча» в 2015-2017 годах – прим. авт.). И он за 2,5 года накопил долги в 200 миллионов. До 2017 года «Луч» жил в кредит: сборы, перелеты, гостинцы. Долг рос, как снежный ком. Поступали деньги из бюджета или нет, я не знаю. Мое дело было играть, когда был игроком, и тренировать, когда был тренером.

Зоран Вулич

– Клуб вернул вам 220 тысяч рублей за обучение на тренерскую категорию «А»?

– Да, через три года. Им уже некуда было деваться, потому что футболисты стали подавать на них в КДК. В итоге они со всеми рассчитались, в том числе и со мной.

Как потерять карьеру в ночных клубах с Широковым и стать самым популярным футболистом страны через мемы и песню

– Где и как вы пересеклись с марихуаной?

Напоминаем: выращивать и употреблять марихуану – незаконно. Не делайте этого.

– Сходил в ночной клуб. Там можно было это достать, имея определенные знакомства. После игры с «Торпедо» сдал анализы. Результат положительный. Отпираться смысла не было. Сначала был вариант договориться [чтобы дело замяли], но РФС устроил показательную порку. Я был не один такой, но на моем примере решили показать, что так делать нельзя. Все правильно.

– Как пережили период дисквалификации?

– В клубе сказали, что не хотят со мной больше ничего иметь. Хочу сказать слова благодарности Сергею Александровичу Павлову, который настоял, чтобы меня оставили. Если бы не он, моя карьера могла бы закончиться. Мне урезали зарплату, я получал копейки. Хорошо, что эти восемь месяцев выпали на отпуск и подготовительный период. Потом еще срок скостили до шести месяцев. Тренироваться мне никто не запрещал, форму не растерял. Я пропустил только три игры последнего и три игры нового чемпионата.

– Что вам сказал губернатор, который баллотировался с лозунгом «Приморье без наркотиков»?

– Ничего не сказал. Обиделся на меня, но через полгода успокоился. В первой игре после дисквалификации я забил ЦСКА и доказал все голами. Потом мы с ним виделись, здоровались, он со мной нормально общался.

– Есть версия, что с марихуаной вас подставил клуб, чтобы не давать обещанную квартиру.

– Давайте я не буду отвечать на этот вопрос.

– Как изменилась ваша жизнь после статьи «Тихоновецкий начал забивать за «Кубань»?

После истории с марихуаной футбольный рунет подкалывал Тихоновецкого, обшучивая его величие и славу. Пик − 9 июля 2008-го, когда на «Чемпионате» вышла новость с каламбуром (возможно, неумышленным) на слове «забивать». Комментариев под ней и в других материалах сайта было так много, что в моменте «Чемпионат» начал банить пользователей за упоминание Тихоновецкого.

– В то время в популярности я уступал только Аршавину. А когда «Стоматолог и Фисун» выпустили песню, то я даже переплюнул Аршавина. Иногда люди фотографировались со мной не как с футболистом, а как с героем песни. Когда мы с командой ехали на автобусе, то ребята всегда ее включали.

– Какой из мемов веселил вас больше всего?

– Их было настолько много, что я уже и не вспомню.

– Роман Широков по-прежнему ваш лучший друг?

– Последний раз мы общались лет восемь назад. С тех пор наши пути разошлись, но я все равно считаю его хорошим другом.

Когда мы с ним были в ЦСКА, мы думали отнюдь не о футболе. У меня было все хорошо, катался как сыр в масле. По сравнению с «Лучом» моя зарплата выросла в десять раз, и я закончил играть. Ночная Москва завораживала. Три-четыре раза в неделю мы были в ночном клубе. Клуб снимал мне двухкомнатную квартиру. Широков же из Клина, и он, чтобы каждый раз не ездить домой, оставался у меня. Тренировка обычно была вечером. Организм молодой, все выдерживал.

– Как в таком режиме вас не поймали с перегаром?

– Меня же и выгнали из ЦСКА по этой причине, но рассказывать об этом я не хочу.

– ЦСКА виноват в том, что умножил вашу зарплату на 10?

– Клуб ни в чем не виноват. Это все вина игрока и его агента, который выбивает зарплату, на которую игрок не тянет. Когда попадаешь в топ-команду, не нужно обращать внимание на деньги. Надо играть и добиваться результатов. Если бы я был чуть-чуть умнее и хоть чуть-чуть включал голову, моя жизнь сложилась бы по-другому. Хотя я не жалуюсь: у меня великолепная семья, все хорошо. Просто могло быть лучше в финансовом плане.

– Сейчас вы тренер «Океана». Какие задачи у клуба?

– «Океан» – любительский клуб. Думали выходить в ПФЛ, но сейчас об этом не может быть и речи. Первенство Приморского края никто не отменял. Оно начнется, как только закончится карантин.

– Как проводите время на карантине?

– У меня свой дом, там есть маленькая футбольная поляна. Тренируемся с сыном и дочкой.

– Вы как-то рассказывали, что у вас очень теплые отношения с тещей. Как вам это удалось?

– Как-то так с самого начала пошло, что теща любит меня больше, чем свою дочь, ха-ха.

– Готовясь к интервью, не нашел вас в соцсетях. Вы ими пользуетесь?

– У меня есть инстаграм, вконтакте, тикток. Во вконтакте меня зарегистрировала дочь, но я там не сижу, только слежу за ней. В тиктоке − то же самое. Ютуб смотрю только за компанию с детьми.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ – вот наши соцсети
Комментарии (1)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые
Роман Корнеев
06 мая, 17:07

Лайк, если ждешь тиктоков от Тихоновецкого

ответить