Анжи
РПЛ
Хабиб Нурмагомедов
Осман Кадиев
Александр Будаков
Поделиться:

«Деньги заканчиваются. Продал квартиру». Последние полгода «Анжи» – ад

У «Анжи» все плохо. Перед началом сезона команда заменила в РПЛ умерший «Амкар», чтобы самой влезть в долги и оказаться на грани банкротства. Сейчас клуб без денег и поддержки дагестанского правительства тухнет в зоне вылета. До конца сезона махачкалинцы могут не дожить:

• Клуб не платит зарплату игрокам с апреля 2018 года. «Анжи» не помогают ни спонсоры, ни руководство республики. 

• На конец 2018 года общий долг перед игроками составляет 78 миллионов рублей. Летом все было в разы хуже: цифра достигала отметки в 300 миллионов. 

• В июне «Анжи» закрыл фарм-клуб, а в августе – отправил молодежный состав на матч в Уфу на автобусе. Больше двух тысяч километров, 36 часов в дороге, три дня без тренировок и минимальная победа (1:0) – мужики. 

• В октябре клуб с трудом нашел деньги, чтобы долететь из Москвы в Махачкалу на домашний матч с ЦСКА. То же самое было, когда перед стартом сезона команда не знала, на что добираться в Екатеринбург на игру с «Уралом». 

• Матч с ЦСКА вообще мог не состояться. Футболисты «Анжи» планировали устроить бойкот, но на поле все же вышли. 

• В ноябре команду не пустили тренироваться на «Анжи-Арену» за неуплату аренды стадиона. 

• Из «Анжи» сбегают кадры: в декабре Константин Савичев, Дмитрий Белоруков и Джон Чансельор написали заявления об уходе. Денег на продление аренды Ивана Новосельцева из «Зенита» у клуба не нашлось. 

После зимнего перерыва «Анжи» собрался в Кисловодске. Это единственная команда РПЛ, которая готовилась к возобновлению сезона внутри России. «Никто из ребят не высказывает недовольства по поводу условий проведения тренировочного сбора. Кисловодск – не Катар, не Испания, не Турция и даже не Сочи, но все в коллективе вошли в положение», – прокомментировали «Голу» ситуацию в клубе. 

У футболистов и тренерского штаба два выхода: долго ждать или собирать вещи и бежать. Генеральный директор Олег Флегонтов не выдержал давления кризисом и ушел. Самые крепкие в шутку предлагают продать нападающего Андреса Понсе (лучший бомбардир клуба в РПЛ – четыре гола), чтобы ликвидировать задолженности перед членами команды. 

22-летний венесуэлец интересен российским и английским клубам. В «Анжи» опровергают уход нападающего: «Если бы наши легионеры думали только о деньгах, то давно покинули бы команду. Понсе заявлял, что, несмотря на интерес со стороны некоторых российских и английских клубов, он хочет доиграть сезон в Махачкале». 

«Нас все бросили и забыли» 

Несколько похоронных фраз от главного тренера «Анжи» Магомеда Адиева: 

• «Безмерно «благодарен» за то, что они много говорили и ничего не сделали», – разнос правительства Дагестана.  

• «Все идет к банкротству», – текущее состояние команды. 

• «Мне звонили корреспонденты и спрашивали, дали ли нам деньги. Стыдно даже на это отвечать. Вроде бы что-то дали, но стало еще тяжелее», – о финансовой помощи от РПЛ. 

Клуб оказался в беспомощной ситуации и пока частично расплачивается (в начале декабря на счет упали 120 тысяч долларов) с игроками благодаря деньгам от Премьер-лиги, полученных авансом за участие в сезоне. Этой помощи не хватает, чтобы погасить даже месячную задолженность по зарплатам. 

У президента «Анжи» Османа Кадиева проблемы: его счета в США заблокировали, помощи от друзей-бизнесменов он не ждет. Предприниматель находит резервы и по-всякому выкручивается, чтобы обеспечивать команде минимальное существование. С ноября он ведет переговоры с авиакомпанией Emirates, которая спонсирует «Реал», «Милан» и «Арсенал». 

Осман Кадиев

ФК «Анжи»

Сейчас футболисты выступают за «Анжи» почти бесплатно. Вратарь Александр Будаков в интервью «Голу» рассказывает: 

– Последние полгода для «Анжи» – ад? 

– Если постоянно себя накручивать и думать, что все плохо, то, конечно, ад. Если воспринимать с той стороны, что ты играешь в Премьер-лиге, получаешь (хоть и мелочь) деньги, можешь обыграть «Зенит», то очень даже неплохо. Для молодых игроков «Анжи» – идеальная ситуация. Возьмем Данилу Глебова, который перешел в «Ростов». Недавно с ним разговаривали. В первом круге он не попал в заявку на матч со «Спартаком» и выносил билеты родным и близким, а во втором круге уже выходил в стартовом составе. 

– Сколько обещаний слышали от руководства за все время? 

– Много. Постоянно сдвигали сроки. А что делать? Нет денег, ничего не поделаешь. Во всем этом больше всего удивляет позиция республики. Нас по большому счету бросили. У «Анжи» немаленькая история, клуб здесь очень любят. В Дагестане футбол – единственный игровой спорт на высоком уровне. 
Футбол любят. Хабиб Нурмагомедов (боец UFC – прим. «Гола») как-то говорил, что пытался попасть на матч со «Спартаком», но билетов не было. Но почему-то сейчас нас все бросили и забыли. В Дагестане не один олигарх. Почему-то не хотят помогать, хотя наш бюджет не такой большой. Хочется, чтобы кто-то поверил в нас и обратил внимание. 

– С одноклубниками общались во время отпуска? 

– По ситуации. Какие новости, чего ждать, кто общался с руководством. Конечно, когда тебе полгода зарплату не платят, интересует одна тема. Но у ребят нет упаднического настроения. Деньги будут. У клуба есть 3-4 запланированных транша от РПЛ. На эти деньги можно надеяться, но они предназначены только на погашение долгов по зарплатам. На днях (интервью состоялось 18 января – прим. «Гола») к нам на сбор должно прилететь руководство и рассказать о планах. Надеюсь, поднимут команде настроение. 

Самая лютая акция футболистов «Анжи» – бойкот матча с ЦСКА, который в итоге не состоялся. Перед этим махачкалинцы не проигрывали в течение четырех встреч (в гостях победили «Динамо», а потом дома прихлопнули «Зенит»), но по-прежнему не видели положенных денег. В Каспийск команда едва не отправилась на автобусе, а потом в присутствии на стадионе Хабиба Нурмагомедова вышла на поле. 

– Это было в момент паузы на матчи сборных, – вспоминает Будаков. – За неделю до игры сказали, что не выйдем на поле. Посыл такой: если денег до такого-то числа не будет, устроим бойкот. Это копилось. Все были за. Адиев (главный тренер – прим. «Гола») сказал: «Прошу, чтобы вы были все вместе. Если вы за, то и я за. Не надо так, чтобы 10 человек вышли, а 10 – нет».  Реакция руководства была практически нулевой. В предыгровой день решили, что выйдем на поле. Тренерский штаб нас поддержал. 

– Почему не пошли до конца? 

– Смысла не было никакого. Ребята были настроены серьезно. Руководство что-то подписало, но толку, как видите, вышло мало. Ничего не поменялось.  

– Команда погружена в уныние?  

– Тренерский штаб все понимает. Говорит, что с нами в одной упряжке. Сейчас в команде больше шуток. Был момент, что уныния было больше. Теперь понимаем: «А зачем горевать?». Никто же не умер. 

«Может, кто-то из молодежи и таксует по Махачкале»  

Полузащитник Константин Савичев натерпелся и ушел, но перед этим продал квартиру в Брянске. Игроки постарше без зарплаты живут на накопленные деньги или закладывают недвижимость, молодежи помогают родители. 

18-летний нападающий Гамид Агаларов в интервью «Голу» рассказывает: «Конечно, нелегко, но мы все в первую очередь профессионалы. Мне помогают родители, я с ними живу. Подрабатывать не приходится. У меня не бывает времени: с утра хожу в университет, а вечером – на тренировку.  
Клуб периодически выплачивает небольшие суммы. Мне хватает на пару недель. У меня нет семьи, никого кормить не надо». 

– В Самаре мне полгода не платили зарплату, – вспоминает 33-летний Будаков. – Как-то выживали. Футболисты не все последние деньги тратят. Не идти же подрабатывать. Многие копят, откладывают. Мало такого, что получил зарплату, пошел в магазин, потратил – и все. Самара рассчиталась полностью, но через полтора года. Сейчас там с деньгами проблем нет. Наверное, в «Анжи» ситуация сложнее. Зарплату не платят с апреля. 

– Вам хотелось послать все к чертям и уйти? 

– Таких мыслей не было. Я профессиональный футболист, который играет в Премьер-лиге. Эти полгода нужно было пережить, чтобы минимум обыграть «Зенит» и «Динамо». Оно того стоит. Кто-то, может, больше других гундит, но большинство добросовестно относится к делу. Мы пытались бастовать, но ничего из этого не получилось. Договорились, что доиграем год до конца, а дальше решим. У каждого свое терпение. Может быть, кто-то и завтра психанет. 

– Как выходить на поле, если за это тупо не платят? 

– Это нужно уметь (смеется). Мы все занимаемся любимым делом. Если люди в таких ситуациях разворачиваются и уходят, значит, не так сильно любят свою работу. Если бы я на заводе делал заготовки или спускался в шахты, наверное, психанул бы уже через месяц. Хотя те же шахтеры по полгода ждут денег. Футболисты не живут от зарплаты к зарплате. Мы не получаем деньги, как на заводе. Может быть, молодежи тяжелее. Знаю, что в академии «Анжи» ребятам выплачивают стипендии. Думаю, где-то 10 тысяч рублей. 

– Константин Савичев из-за финансовых проблем продал квартиру. 

– Я тоже продал квартиру. Когда играл за «Амкар», купил жилье в Перми. Его и продал. Вот буквально в ноябре. Деньги заканчиваются. В финансовом плане это помогло. 

– Как ситуация у остальных? Кредиты, долги? 

– У многих кредитные карты. У меня тоже есть, но пока, тьфу-тьфу, до нее не добрался. Живу на деньги от продажи квартиры. Каждый находит способы. Может, кто-то из молодежи и таксует по Махачкале (смеется). 

«На улицах узнают, говорят: «Держитесь» 

На «Анжи» не ходят болельщики. У махачкалинцев худшая посещаемость в РПЛ: в среднем на «Анжи-Арене» собираются 4842 человека. 
Болельщик Расул Хангереев объясняет: «На «Анжи» не ходят по двум причинам: а) либо привыкли к мировым звездам и хотят видеть только их; б) либо уже смирились, что клуб пропадет. На стадионе остались только те, кто верен команде со дня основания». 

Летом болельщики запустили в социальных сетях хэштег #АнжиЖиви. Команду публично поддержали Самуэль Это’О, Гус Хиддинк, Роберто Карлос и другие. Самих фанатов ситуация заставила выйти на улицу и создать петиции на имя Владимира Путина, главы Дагестана, Госдумы РФ, РФС и нескольких бизнесменов. 

Активная часть болельщиков «Анжи» пробует спасти клуб всей республикой. Несколько сотен фанатов собрались в Махачкале, раскрасили машины и устроили автопробег до стадиона в Каспийске. Потом – предложили богатым жителям Дагестана (таких насчитывается 300 тысяч человек) скинуться по пять тысяч рублей. В идеале акция собрала бы 1,5 миллиарда рублей. Этого достаточно, чтобы нормально существовать. На деле – помогают все неравнодушные. 

«Болельщики очень переживают за клуб. Есть те, кто финансово помогает команде и перечисляет средства в фонд «Анжи» живи». Кто сколько может: кто-то 100 рублей закидывает, кто-то – тысячу, кто-то – по пять-десять. Есть и более крупные взносы. Это те болельщики, которые всегда преданы клубу», – объясняет Расул Хангереев. 

Отдельный актив помощи – Хабиб Нурмагомедов. 

– Хабиб – икона Дагестана. Часто поддерживает? – вопрос Будакову. 

– Хабиб выкладывает посты в инстаграм в поддержку команды, Хабиб приходил к нам в раздевалку на матч с ЦСКА, Хабиб болеет за «Анжи». Он приходит на футбол, только ему прохода не дают. Его пост в инстаграме с хэштегом #АнжиЖиви собрал в инстаграме более двухсот тысяч лайков. Как минимум до общественности он донес нашу проблему. Может быть, внимание Хабиба привлечет внимание других. 

– Болельщики как относятся к ситуации? 

– Если раньше можно было проиграть, а потом услышать свист трибун, то сейчас как минимум не свистят. Люди понимают, что футболисты выходят на поле бесплатно и достойно закончили первую часть сезона. На улицах узнают, говорят: «Держитесь». В такой ситуации остается только поддерживать. Мне кажется, футболистов «Анжи» не за что корить. Это даже неправильно. Любой игрок сейчас может собрать вещи и уйти, но мы продолжаем биться за команду.

*** 

«Анжи» идет на предпоследнем месте в РПЛ, но может исчезнуть независимо от результатов. Либо команду чудом подхватят и реанимируют, либо в России умрет еще один клуб.