Поделиться:
закрыть

25 лет назад в «Формуле-1» случились две смерти. Из-за них изменили подход к безопасности

Черный день

1 мая всем снова напомнят о гибели Айртона Сенны. Великий бразильский гонщик считается одним из лучших пилотов в истории «Формулы-1». В 1994 году он погиб в аварии во время Гран-при Сан-Марино. На тот момент Айртону было всего 34 года.

Сенна – трехкратный чемпион мира в «Формуле-1». Гонщики ориентируются на его рекорды, а молодые пилоты ставят Айртона в пример для самих себя. Смотрите, что недавно сказал Шарль Леклер из «Феррари»:

«Мой отец был поклонником Айртона Сенны, и в детстве он отдал мне своего героя. Он рассказал мне все, чего достиг Сенна, и я был большим фанатом его карьеры. Я читал о нем книги, смотрел фильмы».

Никто не спорит, что Сенна – великий чемпион. Важно другое: тот день в 94-м уже был омрачен страшной трагедией, которая произошла чуть раньше. 30 апреля во время квалификации того же гран-при разбился пилот «Формулы-1» Роланд Ратценбергер.

Его машина влетела в стену на скорости 315 километров в час. 33-летний Ратценбергер почти сразу скончался от перелома черепа, хотя врачи боролись за его жизнь. Сам Сенна позже осматривал место трагедии, а на гонку поехал с австрийским флагом.

Им Сенна собирался помахать в конце заезда, чтобы почтить память Ратценбергера. Он разбился чуть раньше того поворота, где погиб Роланд.

Ратценбергера вспоминают меньше. А зря

До «Формулы-1» Роланд Ратценбергер гонялся в британской «Формуле-3», выступал в гонках «24 часа Ле-Мана» и ездил на японских прототипах. Его мечтой всегда была именно «Формула-1». В 1994 году она осуществилась: Роланд наконец-то подписал контракт с командой «Симтек».

В общей сложности «Симтек» провела в «Формуле-1» всего 20 гонок. Для 33-летнего Ратценбергера гран-при Сан-Марино был всего третьим в карьере. Он считал серию безопасной и очень радовался, когда попал в такую команду. Пусть машина и была очень медленной.

Рудольф Ратценбергер, отец Роланда, недавно вспоминал то время: «Я помню, когда Роланд узнал о контракте с «Симтек», он сразу позвонил жене и, не скрывая радости, сказал: «Не беспокойся, «Формула-1» – самый безопасный гоночный чемпионат в мире». Оказалось, что Роланд ошибся.

«Гран-при Сан-Марино, к сожалению, сделал жертвой не только Сенну. Для нас, как для Международной федерации, эта трагедия привела в траур две семьи. И Роланд, и Айртон были частью семьи «Формулы-1», – рассказывал президент FIA Макс Мосли, когда вокруг все говорили о Сенне.

Дэвид Брэбэм, бывший напарник Ратценбергера, вообще меняет подход к воспоминаниям об Роланде: «Говорили бы мы о Роланде через 20 лет, если бы умер только он один? Тот факт, что он умер в те же выходные, что и Сенна, означает, что его всегда будут помнить».

Смертей в Сан-Марино могло быть и еще больше. Тогда серьезные травмы получили несколько механиков, зрители и гонщик Рубенс Баррикелло. Болельщик Томас Гронволд в январе 2017-го выпустил подборку собственных любительских кадров с того уик-энда.

Там есть и последний круг Роланда Ратценбергера, еще живой Айртон Сенна и многое другое.

Безопасность стала лучше

Рудольф Ратценбергер обратил внимание на самый важный итог гран-при Сан-Марино. «Я убежден, что несчастные случаи с Роландом и Айртоном на следующий день изменили мир «Формулы-1». Если в этой трагедии есть что-то положительное, то это возросшая безопасность.

Гонщики внесли свой вклад в эти изменения, но нужно отдать должное бывшему президенту FIA Максу Мосли за то, что он сделал «Формулу-1» намного безопаснее».

Аварии Ратценбергера и Сенны действительно изменили многое. Например, с 2003 года в «Формуле-1» применяется система защиты шеи и головы HANS. Впервые о ней заговорили как раз в 1994-м, а через год ситуацию дополнила авария Мики Хаккинена (не смертельная, сломал череп).

Современные трассы проектируются так, чтобы гонщики попадали в широкие зоны вылета, а не сразу бились в стены. В сложные участки трассы всегда кладут пару слоев покрышек, которые смягчают любые удары. В сторону безопасности меняются и сами машины.

Нормально, что после таких аварий гонщики теперь не только остаются живы, но и обходятся почти без травм.

После того злополучного гран-при смертельных аварий в «Формуле-1» не было 20 лет. В 2014-м разбился Жюль Бьянки. Его болид врезался в эвакуатор, который убирал с трассы машину Адриана Сутиля. Врачи боролись за жизнь Бьянки 9 месяцев, но он все-таки умер в больнице.

Если бы не правильное отношение к итогам гран-при Сан-Марино, подобных случаев могло быть намного больше.