Игорь Гамула
Футбол
Ростов
СКА Ростов
Поделиться:
Комментарии:
0

«Был бы выбор, послал бы все в жопу и тренировал». Гамула − о ютубе, кредитах, жизни без работы и молодости в 60 лет

Вы помните Игоря Гамулу по горячим пресс-конференциям, шуткам про Эболу и любви к «Ростову». Уже несколько лет он не тренирует. Сейчас Гамула – эксперт в телевизоре, селекционер «Ростова» и ютубер.

Это большое интервью, где мы смотрим на Гамулу не как на веселого персонажа из интернета, а как на серьезную историю об ударах судьбы и бодрости духа.

«Когда нет работы, все серенько. Ничего не заменит того, чему учился и дышал»

– Сейчас вы работаете в «Ростове» менеджером-селекционером. Что конкретно делаете?

– Моя задача – смотреть русских футболистов. Особенно по ребятам, которых не заметили. По ПФЛ и ФНЛ. Сложно что-то там увидеть. Не лезу в иностранных. Есть другие специалисты.

Мне сложно с этим смириться. Это, конечно, не для меня. Если бы было, как положено, то есть поехать туда или сюда – я с удовольствием поеду, потому что не могу на месте сидеть. У нас другая специфика. Кабинет, компьютер, программы, Wyscout. Сидишь и смотришь матчи. Такая офисная работа.

– А гонять на самолете по стране?

– Это мое, но пока такого нет. Меня это немного напрягает. Я не привык. Через пару дней мне будет 60 лет, а я чувствую себя молодым. Без движения я не я. Пытаюсь вести диалог с руководством. Через несколько дней планирую поехать в Харьков на матч Лиги Европы «Шахтер» – «Бенфика». Обычно не пропускаю такие матчи.

– Сколько раз в неделю прыгаете в самолет?

– Два раза минимум. Один железно. Бывает, два раза. В основном мотаюсь в Москву.

– Вас звали в новый проект к Басте?

– Нет. До прихода Басты меня приглашал Гуськов [президент СКА]. Это не секрет: был у него в кабинете. Просил: «Принимай команду». Я отказался. Была другая тема. Знал, что там сгорю. Устал. Где бы я ни работал, везде то по два, то по полтора года зарплату не платили. Можно задать вопрос: «Как бы было, если бы там все было хорошо?». Может быть, я бы и хорошо работал. Так получается, что я ничего не добивался. Был пожарником. Мог только рассказывать, говорить.

Когда я был в «Ростове» в 2014 году, шесть месяцев не платили зарплату.  Я что-то рассказываю, переводчики переводят, а 20 иностранцев смотрят на меня и не понимают: «Дайте мне деньги, а потом будем разговаривать». Эта ситуация напрягает. Тут не до работы. Хочешь реализовать себя как тренер, а, получается, начинаешь как менеджер и воспитатель.

Пока все шумно [в СКА], но дальнейших движений нет. Купили красивый автобус, разрисовали, а он во время первой поездки сломался. Оказывается, он чуть ли не миллион километров проехал. Есть пиар. Был бы рад, если бы СКА возродился. Я только за, чтобы команда прошла в первую лигу, в Премьер-лигу. Но, наверное, это нереально.

– Ваша работа – отсматривать футболистов. Кто нравится больше всего?

– Если брать по России, то Кокорин. Мне он очень нравится. Я наблюдал за ним, когда он еще играл за дубль «Динамо». Мне импонировала его игра, его обращение с мячом, его легкость, ум, голова. Может быть, себя чуть-чуть не реализовал. То одна ситуация, то другая.

Я прошел старую школу. Наверное, у нас тоже так было: много нереализованных. Все раззвездяи были футболистами. Больше тратили времени на что-то другое, что не нужно футболу. Сейчас этого меньше. Футболисты понимают, что за свою короткую футбольную жизнь можно заработать хорошие деньги, надолго обеспечить себя и семью.

Люди соображают. Вижу, как родители крутятся вокруг футбола. Заставляют играть в футбол с детства. Придешь на детскую тренировку – смотришь, а там стоят Mercedes, BMW, столько машин. Все привозят детей и мечтают, что те станут футболистами. В наше время было по-другому: кусок хлеба с сахаром на целый день и во двор. Сейчас во дворах никого нет, никто не гуляет и не играет. Сидят в гаджетах с утра до ночи, не видя ничего.

Не хочется говорить свое я, но я был талантливым футболистом. Если бы занимался футболом, то, наверное, вырос бы в большого футболиста и уехал в «Ювентус», как Заваров. Но вот эта зараза [алкоголь] больше переманивала. Не сказать, чтобы увлекался с утра до ночи. Нет. Не было таких восстановлений, как сейчас. У нас восстановление – пиво, шампанское и все остальное.

– Вы говорили: «Все «серенько». Так всегда, когда нет работы». Почему больше не тренируете?

– Всегда так говорил. Да, смотрю футболистов, делаю какой-то контент в ютубе. Есть вся ситуация. Чем дальше, тем больше себя анализируешь. Все время учишься, смотришь, читаешь. Когда нет работы, все серенько. Ничего не заменит того, чему учился и дышал. Этого пока не хватает. Те предложения, которые есть, не очень интересные.

– У вас есть объяснение, почему Игоря Гамулу не зовут тренировать в русские клубы?

– Чтобы звали, надо было показывать какой-то результат. Мы не показывали. Везде я был пожарником, но никто об этом не знает. Люди смотрят на статистику. Всегда хочется сказать: «Если бы…». Где можно взять хороших футболистов, где есть все условия – и попробовать себя в такой команде. Попробовать у нас сложно.

– В ПФЛ бы пошли?

– Если команда с задачей выйти выше – с удовольствием.

– Когда на вас последний раз выходили с предложением тренировать команду?

– Три-четыре дня назад. Не из России.

– Вы не тренируете с 2017 года. Игрокам, чтобы играть на уровне, нужно постоянно тренироваться и поддерживать форму. Сколько времени тратите на потребление футбола (походы на стадион, телевизор, аналитика)?

– Я всегда в теме. Всегда слежу и смотрю. Целый день то одно смотришь, то другое. То по заданию, то для себя. Не просто же смотришь, как болельщик с пивом. Выделяешь какие-то моменты, делишься ими на работе. Все в движении. Все время Карпин заходит.

– В прошлом году вы прочитали книгу «Эволюция Гвардиолы».

– Да, с удовольствием. Оказывается, еще одна вышла. Я понял одно: ни хера не знаю.

– Что вынесли оттуда?

– Сейчас футболиста можно просмотреть насквозь: как он готов, сколько ему надо бежать, в какой группе тренироваться. Компьютеры, электронные системы – в этом плане сейчас тренеру легче. Есть тренеры по физподготовке, реабилитологи, психологи. Тренеров больше, чем футболистов. Главный тренер должен сверху стоять и собирать всю информацию. В мое время этого ничего не было.

Видение футбола Гвардиолы, наверное, до такой степени развито… Есть такие одаренные тренеры. Как он это строит, что делает – очень интересно почитать и представить.

– Гвардиола – образец?

– Кто там [наверху] – тот и образец. Был Моуринью – кричали: «Моуринью». Стал Клопп – кричат: «Клопп». Мы смотрим как? По поколениям. Раньше выстреливали Анчелотти, Капелло, Липпи. Все идет в шаг со временем.

94-летняя мама, планы написать книгу и формула «если пить, то попить недельку»

– В 9 лет вы потеряли отца. Вашу маму переселяли в Норильск, во время войны она работала под немцами. Главное воспоминание о родителях из детства.

– Помнится смерть отца. Как мама плакала. Я благодарен маме, что она нас [с братом] воспитала, подняла на ноги. Не выходила замуж, все делала ради нас. Безграмотная женщина, которая пережила плен, войну, тюрьму. Сейчас ей 94 года. Дай бог здоровья. Она еще при памяти и сама обслуживает. Если привезу с собой 10 человек, так она накормит, напоит, спать уложит. Благодарен, что у меня такая мама.

В 10 лет я уехал в спортивный интернат. Ей стало легче. А сейчас она пережила смерть внука и моего брата. Не знаю, как она это выдерживает. Наверное, крепко закаленная. Сам поражаюсь. Буду книгу писать, посвящу ей большую главу.

– Книгу?

– Буду. А что делать? Делать же мне нечего. Найдем специалистов, которые помогут.

– У вас было непростое детство, но вы мегапозитивный: «Я оптимизма никогда не теряю. В любой ситуации найду хорошее. Что грустить, *** [блин]». Почему?

– Черпаю это изнутри. А что жалеть? Что грустить? Если так получилось, нужно искать положительные вещи и эмоции, которые поднимут настроение и дух. Если все бросить или залезть на стакан – это проще всего.

Сейчас не очень хорошие времена. Я не подаю вида, хотя в душе всего рвет. Держимся. Возраст такой, что землю холодную нужно чувствовать ногами. Метрику подделаю, возраст поменьше напишу, как делали в детстве. Мы старались быть постарше, чтобы играть.

Когда-нибудь впадали в глубокую депрессию?

– Нет. Мог присесть на стакан. Я такой пьяница: если пить, то попить недельку. Чтобы я знал, что никуда мне не нужно идти. Чтобы никто меня не контролировал – и я спокойно могу отвязаться от души. После этого выйти и год не пить. Так на протяжении долгих-долгих лет. Пью раз в год.

– Вы рассказывали, как в молодости регулярно бухали. Возраст изменил отношение к алкоголю?

– Само здоровье тебе не позволит. У нас раньше без алкоголя не было какого-то праздника. Был один ресторан на город. Выиграли – пошли на радостях выпить.

Я никогда не дурагонил, не быковал. Если понимал, что уже все, ложился спать. Чтобы позволять себе что-то вульгарное – у меня нет такого. Все красиво. Чтобы я упал и меня таскали – такого нет.

– Когда последний раз плакали?

– Когда брата хоронил. Год назад. Он старше меня на 2,5 года. Умер по глупости. И болезни были, и не лечился. Сам себя туда загнал. Было обидно. Плакал я очень сильно.

– Есть ли что-то, что вы уже никогда не сделаете, но очень хочется?

– Молодым не стану. То, что было, везде попробовал. Ни о чем не жалею. Делал глупости, совершал неправильные поступки. Но это мое. Если была бы возможность все вернуть, все равно делал бы так же.

– Федотов говорил про Гамулу-игрока: «Сделан из гвоздей». Подтвердите.

– Хоть я и был раззвездяй, у меня была большая ответственность всегда. У меня всегда была железная дисциплина. Всегда опрятность, всегда культурность. Всегда перед собраниями говорил, особенно с молодежным составом: «Ребятки, может быть, футболистами вы не все станете, но людьми быть обязаны – порядочными, честными. Людьми для общества, которые должны учиться». Все может случиться.

Я не святой. Сегодня я нарушил, напился, забылся, но на тренировку и игры выходил, пахал, рыл землю, было тяжело, не подавал вида. Ко мне никогда не было претензий. Всегда собрано и организовано.

Дела Гамулы сейчас такие: кредиты, 10 тысяч за съемки для «Матч Премьер» и ютуб-канал, с которого балдеют внуки и подростки

– Ваша цитата: «Возраст такой, что надо б поменяться. Люди в 55 уже в галстуках ходят. А я, видите, все в майке и трусах… А вот не меняюсь! И хорошо!». Объясните, как в 60 лет оставаться безбашенным хулиганом для подростков?

– Это же хорошо. Мне часто задают этот вопрос. Сейчас очень тяжело материально. Заработок? В нашем спортивном отделе… Можно только бокал пива купить. Не понимаю, почему так.

Я всегда такой был: поддержать компанию, всегда с молодыми старался вести себя наравне. Так получилось, что встретил друга [Федора Маслова, Sports.ru]. Приходится делать такие вещи, за которые стыдно. Я эти вещи не смотрю. Думаю: «Идиот старый, *** [блин]». Потом я себя успокаиваю, что это работа.

Когда мне кто-то постарше начинает говорить, что я там дурака валяю, отвечаю: «А ты сделай, потом приди и нормально разговаривай». Так надо. Значит, я могу работать на публику, на экран, на разговор. Приезжаю домой – если кто-то показывает пальцем, не обращаю внимания.

Говорю: «Федя, я тебя убью, *** [блин]». Они меня специально одергивают, потом прихожу – все в восторге. Когда приезжаю на «Матч ТВ», на «Матч Премьер», говорят: «С вами интересно, эфир проходит, как за минуту». Кто-то начинает бубнить, а я говорю то, что вижу и что есть. Не придумываю. Никогда ни к чему не готовлюсь. Может, эмоции у меня такие.

Сейчас у меня много поклонников-малолеток. Много маленьких подходят, даже когда в Украину приезжаю. Был в Катаре – три пацаненка подбежали. Был в шоке. Кричат: «Гамула!».

– Вы снимаетесь в видео для подростков, но не тренируете. Как часто хочется послать все в жопу?

– Был бы выбор, послал бы все в жопу и тренировал. Но пока нет таких возможностей. Делаю то, что нужно мне. У меня есть мама, дочь, внуки. Лучше себе ничего не возьму, но дам всем.

– Как относятся к этому ваша семья и друзья?

– В Луганске все в восторге. В Москве – тоже. В Ростове стараюсь не слушать. Что говорят в команде – я не слышу.

– Внуки что говорят?

– Насте нравится. Подписана, следит. Она еще баскетболом занимается. Прихожу к ней на тренировку – все пищат. Ходит там самая главная.

– Что вам дал ютуб, кроме денег?

– Общение. Я сам познал в себе многое. Когда все нормально с работой и материально – все спокойно. Когда становится невмоготу – ты ищешь и пытаешься себя реализовать в чем-нибудь. Наверное, я стал артистом. Не каждый человек вечером может дурака валять, а потом прийти и говорить на серьезные темы. Артистизм и умение перевоплощаться, стал грамотнее, больше знаю. Всегда нужно чему-то учиться.

– Где больше зарабатываете – на ютубе или в «Ростове»?

– Конечно, на ютубе. Еще раз говорю: с зарплаты в «Ростове» бокал пива не купишь. Вообще удивляюсь, как в Премьер-лиге наш спортивный отдел столько получает. Я знаю людей по всем командам. В «Ростове» всегда были тяжелые ситуации, но они всегда решались. Насчет этого «Ростов» никогда никого не обманывал.

– Вы выходили на поле в образе Короля Севера из «Игры престолов», снимаетесь в музыкальных пародиях и футбольных челенджах. Вы искренне кайфуете от этого?

– Не сказал бы так. Мне больше нравится тренировать. Там я кайфую, а здесь – работаю. Но иногда получаю удовольствие. Иногда стараешься делать так, чтобы было приятно. Тот же Король Севера. На себя глянул и не понял, кто это такой. Не буду ничего придумывать, говорю то, что есть. За это меня любят.

– Когда вам последний раз было стыдно за свои поступки?

– Есть ситуации, когда тебя просят, а я не могу. Мне страшно становится. Последнее время я все время хорошо зарабатывал. Когда привыкаешь к хорошему, очень тяжело отвыкать. Могу не есть по три дня, но за себя не переживаю. Вывернусь, выкручусь, никогда вида не подам. Но когда рядом есть люди, которых ты приручил, приучил, а потом ты не можешь что-то для них сделать – из-за этого теряешь себя. Думаешь, бежишь в банк, берешь кредит, чтобы только исправить ситуацию. Потом выкручиваешься из нее. Тяжело выкрутиться. Крутишься, бьешься – ночью ложишься и думаешь: «Так, а завтра что?».

– Брали кредиты?

– А как без них? В недавнем прошлом брал. Потихоньку выкручиваемся. Это нормальное явление. Думаешь, на съемках много платят? Все дается очень сложно. Встаю в 5 утра. Сажусь в самолет – его оплачивают мне. Приехал на передачу на «Матч Премьер» или «Матч ТВ», отстрелялся. Проводили, посадили – и поехал домой. Как думаешь, сколько мне заплатили за такое выступление?

– Не знаю. Тысяч 10-20?

– Ну да. 10 тысяч дают. На «Матч ТВ» большие деньги. Есть Аршавин, есть Тихонов. А я шаромыга. Кто я такой? На «Матч Премьер» разбираю ситуации, говорю, что есть. Получаю копейки. Тяжело в моем возрасте по два раза в неделю летать. Я не жалуюсь. Знаю, что честно зарабатываю на свой хлеб.

– В 2012 году у вас была своя программа на украинском канале «Футбол». Звали ли вас на российский телевизор делать авторскую программу?

– Нет. Один раз предложили сняться в кино. Сыграть какого-то тренера. Что-то юмористическое. Я собрался, а потом все заглохло. Мне сказали, что к этому вернутся. Пообещали в рекламе сняться, но ничего крупного не вылезает. По мелочи толкаемся. Своя программа – наверное, я не в том возрасте, чтобы снимать со мной программы.

В Украине было золотое время. Это было интересно. Я работал в «Ростове». Тут все было хорошо. Быстренько летал в Киев, делал хорошие передачи. Просматриваю все это иногда. Некоторые были неинтересные, да. Но тут зависит от оппонента – бывает, что человек неразговорчивый, замкнутый. У меня получалось разговорить того же Алиева, Валика Белькевича. Что-то получалось тускло, но было много хорошего.

Все закончилось до войны. Чувствовалось, что инициативу перехватили. Начали свое кино крутить. Зачем платить кому-то – пусть наш делает.

– Если бы вам предложили запустить любое шоу на российском телевидении, про что конкретно бы снимали?

– Спортивное, футбольное – другое что-то я умею, что ли? Я бы постарался себя проявить и делать так, чтобы не было стыдно. Дудь – хорошо. Попасть бы к нему. Таким тоже надо родиться. Это талант.

Гамула сам ведет инстаграм и врубает в машине песню Нюши. Для внуков он Игорек, а не дедушка

– Внуки называют вас Игорьком, а не дедушкой. Почему?

– Это я им поставил такое требование. Не хочу быть старым. Я захожу, а они мне: «Деда!». Говорю: «Нет деда – есть Игорек».

– Вы много времени проводите с молодежью. Вас это молодит?

– Да. Чувствую себя прекрасно. А они со мной чувствуют себя прекрасно. Ближе всех мне Федька. Это история моей жизни. Надо было же на старости лет такого найти. Артем Нечаев [блогер] – хороший человек, душевный, общительный. У нас даже есть чат в вотсапе – «Чат любви», где Нечай, я и Федька.

– Вы понимаете их шутки?

– Да, пошло. Но я стараюсь не отставать, понимать, вникать, правильно относиться к этому, правильно отвечать. Быть в тренде, быть в теме. Они меня за это ценят. Если бы я не соответствовал этому, они бы со мной не общались.

Я нормально это принимаю. Подстраиваюсь под время. Считаю, что мне с ними интересно, а им со мной. Стараюсь не уходить от них далеко, все понимаю. Хотя не смотрю: «*** [блин], какой-то дебилизм».

– Современная молодежь. Часто слышу от старшего поколения, что мы не очень образованы и умеем только тыкать по кнопкам. А раньше все умели и ко всему приспосабливались.

– Ну да, яичницу пожарить, борщ приготовить. Что мы умели? Мы ничего не видели. Мы жили в Советском Союзе. Ни к чему стремиться, наверное, не надо, потому что за нас все делало государство. Знали, что получим деньги вовремя. Знали, что этих денег хватит.

Дай сейчас моему товарищу телефон и дай телефон молодому. Будет сидеть и тыкать. А молодой через две минуты все сделает: и нарисует, и напишет, и споет. Конечно, есть мажоры, но они и раньше были. Не скажу, что у нас плохая молодежь. У нас хорошая молодежь. Время такое. Было так, потом стало так, так и так.

– Вы перепевали Крида с Киркоровым, KAZKA, Feduk. Есть исполнители, которые реально нравятся?

– Люблю музыку. Может быть, так сильно не вникаю в нее, чтобы знать всех. Есть песня Нюши «Выше и выше». Торчу от нее. Столько лет прошло, но всегда слушаю с удовольствием. Еду в машине – включаю ее на всю громкость. Федька с Нечаем удивились этому.

Смотрю «Голос». И детский, и взрослый. Мне очень нравится. Смотрю на новых исполнителей. Раньше все смотрели на Ротару, Пугачеву, позже – на Киркорова, Баскова.

– Секс, деньги, алкоголь – много поют про это. Смущает?

– Нормально к этому отношусь. Каждый как может, так и зарабатывает. Кому-то нравится, кому-то нет. Да ради бога. Конечно, что-то мне не нравится, но я не подам вида.

– Ютуб смотрите?

– Смотрю. Дудя смотрю, но у него долгие выпуски. Нет времени, чтобы сесть и смотреть. «КраСаву» смотрю.

– У вас жесткая позиция по социальным сетям: «Над теми, кто живет в компьютерах и телефонах, я смеюсь». Почему? Насколько сами продвинуты в технологиях?

– Я не то чтобы смеюсь. Это время, это поколение. Наверное, это данность. Сегодня это так. Но меня, конечно, бесило во время работы с дублем, когда перед игрой сидят в телефонах: «Мяча же не увидишь». Ругался сильно. Шумел, но не отнимал. Хотелось, чтобы они больше времени уделяли футболу.

Я сам сижу в телефоне. У меня в инстаграме 33 публикации. Мне говорят: «Займись этим делом». От неизбежности скоро займусь и инстаграмом. Просто посмотри (показывает на людей, которые сидели рядом и ждали поезда) – любой сидит в телефоне. Как смеяться? Это болезнь.

А что делать без телефона? Отвечают: «Не знаю». Полчаса без интернета – уже истерика. Для меня это больно.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ – вот наши соцсети
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые