Айк Казазян
чемпионат Армении
Футбол
ЧГК
Пюник
Поделиться:
Комментарии:
0

Как изнутри устроена игра «Что? Где? Когда?» на Первом канале. Рассказывает босс футбольного клуба, который там играет

Айк Казазян увлекался «Что? Где? Когда?» еще в школе, продолжил в университете, зимой 2011-го стал капитаном команды в армянской телеверсии, а спустя четыре года дебютировал в основном клубе с эфирами на Первом канале. Прошлым летом Казазян еще стал генеральным директором «Пюника» – самого титулованного футбольного клуба Армении.

Мы спросили его об этих двух занятиях:

  • Как попадают в телевизор?
  • За это платят?
  • Как команды ЧГК тренируются, настраиваются и решают, кто где сидит?
  • Что за работа − быть гендиректором?
  • Почему Сычев перешел в «Пюник» и вообще ни разу не сыграл?

− Когда и как вы узнали, что будете играть в «Что? Где? Когда?» на Первом канале.

− Весной 2015 года поступил звонок от редакторской группы с приглашением на просмотр. Я был, конечно, очень приятно удивлен. Я долгое время играл в Армении. Были какие-то надежды, мечты, но без явных признаков, что меня позовут на просмотр.

Через некоторое время поехал в Москву, встретился с коллегами по команде. Нас там прогнали – ведущий и редакторы посмотрели, как команда играет. Мы, наверное, оставили неплохое впечатление и нам сказали, что летом будет первая игра.

− Получается, у вас был кастинг?

− Вообще, команды формируются путем многоступенчатых отборов: насколько я знаю, этот процесс может длиться несколько лет. В нашей команде необычно, что она сформирована из игроков телевизионных клубов разных стран. Поэтому это не было классическим кастингом.

− В чем отличие между игрой в двух клубах: российском и армянском?

− Самое главное отличие: с прошлого года в армянском телеклубе игры ведутся на армянском языке. Это не всем легко, потому что многие привыкли играть на русском. Когда произошел переход на армянский, это стало новым вызовом и для знатоков, и для редакторской группы, потому что у многих мыслительный процесс все-таки на русском языке. Но с другой стороны, это дало возможность тем, кто лучше владеет армянским языком, активнее вовлечься в игру и в качестве знатока, и в качестве телезрителя.

− Когда вы слышите вопрос на армянском языке, в голове его прокручиваете на русском?

− Бывает по-разному. В целом на армянском языке играть лично мне так же комфортно, хотя иногда встречаю совершенно незнакомые слова. В прошлом сезоне ни одна команда за целый год не победила в финале. Не знаю, связано, ли это с переходом на армянский, но вот такая статистика.

Казазян в 2015 году

− В армянском клубе вы – капитан, в российском – игрок. В какой роли вам комфортнее?

− Для меня комфортно в обоих амплуа. К примеру, в спортивной версии игры, в которую я играю дольше всего, я почти всегда был полевым игроком (не капитаном) и совсем не хочу примерять на себя функцию капитана. Мне кажется, я достаточно четко представляю различие и необходимый инструментарий этих двух амплуа и могу разграничивать свои функции, когда играю в Армении и в России.

− Как вы проводите время перед игрой?

− За день до игры редакторская группа обычно проводит тренировку играющей команды за тем же круглым столом в Нескучном саду (часть Парка Горького, где проводятся съемки «Что? Где? Когда?» − прим.авт.), чтобы понять, в каком состоянии команда. Это вдвойне актуально именно для нашей команды, потому что мы встречаемся достаточно редко – обычно тренируемся онлайн. В день игры и до сбора команды в Нескучном каждый занимается, чем хочет: отдыхает, настраивается. Общих активностей в этот день, как правило, нет.

− Сроки сбора в Москве перед игрой регламентированы или по желанию команды?

− Помимо своей, команда обязана присутствовать на предыдущей игре. На нее мы обычно собираемся за день, а когда наша игра – за два до эфира. Иногда получается провести сборы за пределами Москвы. Чем-то напоминает сборы футбольных клубов.

− Что делают знатоки во время кофейной и музыкальной пауз?

− Во время музыкальной паузы просто слушают исполнителя. Во время кофейной − сидим за столом и разговариваем. Обычно к этому моменту уже бывает, что обсудить: какой-то вопрос не докрутили, что-то упустили, или наоборот, мы большие молодцы. Но так как времени на какие-то детальные обсуждения не хватает, больше подбадриваем друг друга.

Кстати, в армянском телеклубе одним из спонсоров выступает производитель коньяка, поэтому вместо кофейной паузы – коньячная. Если есть повод, можно даже сказать тост. Но, как правило, никто не пьет при исполнении.

− Читаете ли вы комментарии  на ютубе?

− Бывает, конечно. Хотя это не самое благодарное дело. Иногда можно встретить не очень конструктивные отзывы, откровенный хейт, или наоборот. Всегда приятно читать хорошие слова о себе, но сильно воодушевляться или огорчаться по поводу комментариев точно не стоит, иначе возникнет деструктивная зависимость от стороннего, очень субъективного мнения. Просто нужно стараться быть самым объективным критиком для самого себя, тогда все это воспринимается намного проще.

Хотя поддержка телезрителей, конечно, один из обязывающих и мотивирующих моментов для нас, который заставляет выкладываться.

− ЧГК оплачивает расходы?

− Если ты обязан присутствовать на игре, то компания возмещает транспортные расходы. В общих расходах это занимает большую долю.

− Суточные, жилье?

− Это за свой счет.

− У ЧГК и футбола много общего?

− Очевидно, что обе игры требуют четкого командного взаимодействия. Мне кажется, телевизионное ЧГК больше, чем спорт, основан на вдохновении, озарении. В ЧГК роль тренировок, по моему личному мнению, не настолько значительна, как в спортивных дисциплинах. Здесь скорее важнее общая подготовленность, которая формируется не на тренировках. На тренировках больше шлифуется командная игра, общий ритм, некое распределение функций. Иногда пара-тройка тренировок быстро приводит в тонус команду. Хотя есть много адептов постоянных тренировок.

− Футболисты тренируются по несколько часов в день. Как часто тренируются в ЧГК?

− В Армении мы обычно начинаем тренировки за месяц до съемок. Проводим от 4 до 6 тренировок. Если кто-то не в форме, пытаемся все наверстать. В российской команде мы тренируемся раз в неделю онлайн.

− Летом ваша команда поменяла рассадку за столом. Как это работает?

− Рассадку определяет капитан исходя из того, как ему комфортнее выполнять свои функции, − конечно, если это удобно и всем остальным. Для капитана важно слышать голос каждого знатока. Есть игроки, которые говорят чуть громче, другие чуть тише. Те, кто громче, обычно сидят подальше. Есть ребята, рядом с которыми нельзя сажать громких и активных знатоков, потому что они будут подавлять их своей активностью. Есть те, с кем важнее установить зрительных контакт, перекинуться взглядом, желательно их сажать напротив, или те, с кем капитану важно обменяться мнением в самом конце обсуждения, тогда, они должны сидеть непосредственно рядом. Хотя есть очень много вариаций и подходов, у каждого капитана свое видение. Наш капитан Елена Потанина выбрала такую рассадку, и, я думаю, для нее и для команды в целом это самый удобный вариант.

− Расскажите о тактике вашей команды. Как вы ищите путь к правильному ответу?

− Это сложно объяснить. В футболе можно показать: вот, мы играем по такой тактике. В ЧГК такого нет. Есть какие-то общие правила логического и последовательного обсуждения, которые показали свою эффективность и о которых желательно не забывать в течение минуты, хотя искушение большое. Это ассоциативное мышление, выявления свойств и признаков предметов, явлений, фигурирующих в вопросе, внимание к конкретным словам в формулировке вопроса и многое другое. Но иногда это все отходит на второй план и над обсуждением властвует чистая стихия, и в такие моменты часто происходят запоминающиеся озарения.

− У вашей команды есть тренер?

− У нас нет, но иногда мы прибегаем к услугам опытных коллег, просим их посмотреть наши тренировки, высказать мнение, что-то подкорректировать. В частности, хочу отметить помощь Николая Крапиля, замечательного знатока из команды Алеся Мухина.

− Лучшим футболистом мира вы считаете Месси. Кто Месси в ЧГК?

− По масштабу и продолжительности влияния одного человека на командную игру, как у Месси в футболе, я думаю, такого знатока нет. Но все подобные сравнения между футболом и ЧГК в определенной мере условны. В детстве я восхищался игрой Максима Поташева. Естественно, когда выбираешь лучших, нельзя не отметить Александра Друзя − самого узнаваемого знатока, наверное, символа игры. Я играл и тренировался в команде с Виктором Сидневым два года назад и был сильно впечатлен его игрой не только как капитана, но и знатока. Думаю, для многих мнение о лучшем, любимом знатоке формируется в детстве, как это бывает с любимыми футболистами. Хочу также отметить игроков нашей команды, очень мощные ребята, у которых я многому научился и как знаток, и как капитан.

− Как часто при оглашении правильного ответа у вас появляется карпиновское «Ну, и?»?

− Бывает иногда. Это достаточно сложный процесс. Иногда возникает правильная версия, которая тебе самому не кажется правильной. Даже не сразу можешь объяснить, почему она пришла в голову. Только постфактум, причем часто не сам, находишь объяснение, почему эта версия была правильной. Всегда можно сказать: «Я же говорил!» − но это неконструктивный подход. Предлагая и выбирая версию, всегда нужно полагаться на: первое − необходимость ее логического обоснования, чтобы капитан и сокомандники поняли рациональное зерно этой версии; второе – на интуицию, хотя это работает не всегда.

− Бывает такое, что на разборе после игры вы не понимаете, как к правильному ответу можно было прийти?

− Бывает. Теоретически можно взять любой вопрос, найти какой-то логический путь к ответу, но, если брать исходные условия, когда ты должен в достаточно напряженных, иногда стрессовых условиях за минуту придумать ответ, то бывают вопросы, которые при этих обстоятельствах действительно кажутся неберущимися. По крайней мере для меня. Мы разбирали наши прошлые игры, и в них немало таких вопросов. Здесь еще большая доля везения: например, какой вопрос выберет волчок в решающие моменты игры. Мне кажется, в этом плане у фортуны перед нами есть определенные долги.

− Как вы относитесь к вопросам из «13 сектора»?

− Отлично. Это такой момент случайности, который добавляет азарта в игру. Всегда, когда выпадает «13 сектор», есть надежда, что будет что-то, что можно сразу взять и легко заработать очко. Были и блестящие вопросы в этом секторе, были и достаточно странные, например, спрашивали счет футбольного матча, и так далее. Но это интересно. Это же игра.

***

− Летом вы резко сменили сферу деятельности. Как вы оказались в «Пюнике»?

− Неожиданно, честно говоря. Я встретился с президентом футбольного клуба Артуром Аршамовичем Согомоняном, которого я знал и как президента, и как организатора благотворительных матчей в Армении. В прошлые годы приезжали многие звезды футбола: Роналдо, Ривалдо. Мы встретились, поговорили о планах, он предложил стать юристом футбольного клуба «Пюник». В тот период я был готов рассмотреть новые предложения для карьеры, а поскольку всегда увлекался футболом, то этот вариант показался мне очень интересным. Дальнейшее развитие показало, что это начало интересного пути, полного приключений.

− Что входит в обязанности гендиректора?

− Общее управление административной частью клуба, координация работы различных отделов клуба. Я еще совмещаю должность юриста, поэтому юридическая составляющая работы также на мне. В целом функционал не отличается от должности гендиректоров в других клубах. В футбольном клубе есть президент, есть спортивный директор, у них свои полномочия, которые разграничиваются с полномочиями гендиректора.

− В сентябре вы были на стажировке в «Краснодаре». Как впечатления?

− Это была ознакомительная поездка. Мы очень благодарны руководству «Краснодара» и господину Араму Фундукяну за то, что организовали ее. Впечатления просто невероятные. «Краснодар» − образцовый клуб не только для нас, но и для всех команд постсоветского пространства. Благодаря господину Галицкому и его профессиональной и преданной команде единомышленников, «Краснодар» быстро превратился и в мощный футбольный клуб и построил вокруг себя футбольную экосистему с крутейшим стадионом и академией. Фантастика. Иногда не веришь, что такое можно построить за несколько лет.

− Что из увиденного хотите реализовать в «Пюнике»?

− Одна из целей − создание академии, как в «Краснодаре»: с четко поставленной целью, вектором развития. Хотим, чтобы академия поставляла талантливых футболистов для клуба и сборной. Планируем также проводить не только футбольное обучение в академии, но и общеобразовательное, как это происходит в «Краснодаре». Это долгосрочные планы, но они одни из приоритетных.

− И на каком этапе сейчас академия?

− Академия функционирует, она одна из крупнейших в Армении. Находится в самом сердце Еревана. В ней обучается около тысячи детей, восемьсот из них − бесплатно. С сентября мы открыли платные группы для тех, кто любит футбол, хочет заниматься в «Пюнике», но не видит перспективу для себя в футболе. Мы дали им такую возможность. Именно в Академии «Пюника» обучался Генрих Мхитарян и много других игроков сборной.

− С декабря вы еще и член исполкома Федерации футбола Армении. Какие функции у вас там?

− Исполком − один из исполнительных и руководящих органов Федерации. В его функции входит многое: от утверждения регламентов до принятия решений по самым важным вопросам развития футбола в Армении. До недавнего времени именно исполком назначал главных тренеров сборных. Данное полномочие сейчас перешло к президенту Федерации, но было высказано намерение, что в любом случае кандидаты в тренеры сборных будут обсуждаться с исполкомом.

− Перейдя в «Пюник», Арас Озбилиз заявил, что на клубном уровне последний раз получал удовольствие от футбола еще в «Спартаке». Сейчас он кайфует от футбола?

− Я надеюсь, что да. Он уже вернулся к тренировкам, надеюсь, продолжение этого сезона принесет удовольствие не только Арасу.

− Эрик Варданян дисквалифицирован до 30 апреля за инцидент в матче с «Араратом». Дисквалификация действует в России?

Варданян в матче чемпионата толкнул арбитра и показал неприличным жест зрителям на трибуне.

− Она распространяется и на другие чемпионаты. Мы подали запрос в Федерацию футбола Армении, чтобы сократили срок дисквалификации. Надеемся, Федерация пойдет нам навстречу, и дисквалификация не помешает Эрику дебютировать за «Сочи», когда он наберет кондиции.

− Его продажа связана с дисквалификацией?

− Нет. Такие игроки, как Эрик, всегда в центре внимания многих клубов. Я думаю, и сам Эрик желал попробовать свои силы в более конкурентном чемпионате. Это было естественным продолжением его карьеры.

− Дмитрий Сычев провел в клубе почти 100 дней, не сыграв ни минуты. Что это было?

− Все было достаточно позитивно. Он себя показал как большой профессионал, хотя в этом никто и не сомневался. И клуб ему помог насколько возможно, но не всегда возможно перебороть возраст, какие-то болячки. Это была интересная история, которая, к сожалению, не получила продолжения на поле. Клуб познакомился с замечательным человеком и профессионалом. Дмитрий узнал, что такое «Пюник», и в своем видеоблоге высказался об этом. К сожалению, травмы не позволили ему дебютировать за клуб. Все, что не происходит – к лучшему. Мы желаем Дмитрию успехов во всех начинаниях.

− Что круче: выиграть финал года в ЧГК или чемпионат Армении с «Пюником»?

− Это самый сложный вопрос за сегодня. Я бы не стал выбирать. Так как при моей работе в «Пюнике» и моем участии в ЧГК не было ни того, ни другого, мне кажется, можно в один год пожелать оба события.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ − весь кайф в наших соцсетях
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые