Борис Ельцин
Теннис
Мария Шарапова
политика
Анастасия Мыскина
Шамиль Тарпищев
Поделиться:
Комментарии:
0

Ельцин + теннис = культовая любовь. Он играл сам, подсадил политиков, знал всех молодых, развил индустрию в России

Борис Ельцин вошел в теннис любителем и стал триггером по возведению и укреплению теннисной индустрии в России. Ельцин играл с руководителями других стран, тренировался по несколько раз в неделю и заражал остальных. Игра для элиты рассеялась в массы. Ельцин в белом поло и шортах с ракеткой в руках – ее вдохновение и гарантия развития.

Ельцин занялся теннисом по советам врачей. Все началось после встречи с Тарпищевым на пляже в Юрмале

Ельцин – спортсмен с детства: активно занимался волейболом (хотя на левой руке у него не было большого и указательного пальцев из-за взрыва гранаты, которую он пытался вскрыть молотком), капитанил в студенческой сборной, стал мастером спорта СССР и тренировал женщин.

В 58 лет его поглотил теннис.

В 1987 году на октябрьском пленуме ЦК КПСС Ельцин раскритиковал работу некоторых членов партии (в частности, секретаря Егора Лигачева), отметил медленный темп перестройки и формирование культа личности Горбачева и попросил освободить себя от кандидатуры в члены Политбюро и руководства Московским городским комитетом. Открытым бунтом Ельцин поругался с членами пленума. Речь признали ошибочной, а через несколько месяцев приняли отставку.

Горбачев изолировал Ельцина от большой политики и отправил на должность первого заместителя председателя Госстроя СССР. Регулярные нападки и критика сильно сдавливали и били по здоровью. Доходило до срывов: 9 ноября 1987 года его нашли в крови в комнате отдыха МГК с порезами на левой части груди и живота от канцелярских ножниц. Ельцина отправили в больницу и обкололи успокоительными средствами. Из рекомендаций – заниматься теннисом, чтобы меньше стрессовать.

Через год Ельцин вместе с женой уехал на отдых в санаторий «Рижское взморье» в Юрмале. «Однажды от группы отдыхающих, которые играли в футбол прямо на пляже, отделился долговязый мужчина и бросился к нам, – писал в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» начальник охраны Александр Коржаков. – Я насторожился. Но вид у него был сияющий, с улыбкой до ушей». В случайном туристе Ельцин узнал главного тренера сборной СССР по теннису Шамиля Тарпищева, который с командой проводил сбор в Юрмале. До этого они пару раз пересекались в Москве.

Тарпищев сразу предложил парный матч против писателя-сатирика Михаила Задорнова и теннисиста Сергея Леонюка. Ельцин стеснялся и упирался, но согласился. Эксперимент перешел в привычку по здоровьесбережению. В Юрмале Ельцин играл каждый день: сначала ставил в пары охранников и работников санатория, потом – пригласил будущего министра иностранных дел Латвии Николая Нейланда.

Задорнов и Тарпищев выходили на корт с Ельциным, даже если физически не тянули. В ночь перед одной из игр Тарпищев и Задорнов расслаблялись в баре. Чтобы Ельцин ничего не подумал, наутро Тарпищев бодрил Задорнова разминкой: «И надо же такому случиться: мяч попал Мише прямо в солнечное сплетение – и он рухнул как подкошенный. Подбегаю к нему, смотрю – а глаза у писателя безучастно смотрят в небо. Обморок! Начал приводить в чувство. Тут-то Ельцин и появился: «Чем это вы занимаетесь?». В ответ я брякнул первое, что пришло в голову: «Задорнова разминаю».

Ельцин любил выходить на корт 2х2 (физически проще, но не менее интересно). Исключение – игра в Финляндии. Тарпищев вспоминал: «Мне позвонили, говорят: «Поздравляем. Ельцин обыграл члена правительства Финляндии». Я потом у Бориса Николаевича спросил: как вы решились? Он отвечает: «Да я сидел, смотрел – у него пальцы пухлые, думаю: ну неужели я его не обыграю? Утром встал, выпил кофе и стал жалеть – чего я связался? Но все-таки рискнул».

В Москве Тарпищев и Ельцин сблизились и продолжили играть вместе. В 1991 году Тарпищев стал его личным тренером. Через три года – председателем госкомитета по физкультуре и туризму, хотя несколько раз отказывался. Ельцин по четыре-пять раз в неделю ездил в спортивный комплекс на Воробьевых горах с зимними и летними кортами, чтобы потренироваться с Тарпищевым. Их пара почти всегда забирала свою подачу и редко отдавала чужую.

Ельцин тренировался по три раза в неделю. Теннис помогал ему расслабляться (но не во время попытки импичмента)

День Ельцина начинался в 5 утра. После нескольких часов работы он на 40 минут отправлялся на корт. Теннис стал формой релакса: расслаблял голову, отфильтровывал мысли и добавлял энергии. Единственный раз, когда игра не помогла, – попытка импичмента. Тарпищев рассказывал: «Сорок минут мы играли. И после матча он мне признался: «Шамиль, единственный раз за все время, что я играл в теннис, у меня голова не переключилась».

«В такие моменты азарт, физическое напряжение, активная борьба заставляют забыть неприятности, даже политические, – писал Ельцин в книге «Записки президента». – Сыграли две полные партии, я весь мокрый, выжатый как лимон. Это ощущение усталости от спорта – ни с чем не сравнить. Когда вроде бы уже ни ногой, ни рукой двинуть не можешь. Сидишь, глаза закроешь, чувствуешь каждую клеточку тела, и постепенно, медленно силы возвращаются. Как будто заново рождаешься...».

Облака из шуток и простота – приятная оболочка, в которую укутывались игры с участием Ельцина. Борис Немцов вспоминал, как сбил Ельцина с ног теннисным мячом, но тот не обиделся: «Коржаков прямо на корте хотел меня застрелить. Я подошел, спрашиваю президента: «Как вы себя чувствуете?». А он мне: «Ты иди давай на свою сторону поля, сейчас доиграем».

Ельцин не любил проигрывать. «Внешне, впрочем, свои чувства не показывал. Только недобро смотрел на соперника. Этот его взгляд парализовывал», – говорил Тарпищев. По его характеристике, на корте Ельцин был подвижным, гибким, с хорошей подачей (в этом помогала волейбольная техника), но с плохими ногами.

Главная фишка – активизация в трудных ситуациях: чем сложнее положение на корте, тем лучше Ельцин играл. Вот как он сам оценивал свой уровень: «Мою подачу взять непросто. Это у меня от волейбола – мощный удар. Примерно так, махом, я в теннисе и подаю. Справа удар идет неплохо, слева чуть хуже – дает о себе знать старая травма спины, при ударе слева надо ведь хорошо развернуться, а я берегу спину».

Ельцин-фанат: собирал теннисистов у себя на даче, вставал по ночам ради трансляций, отправлял личный кортеж за формой Кафельникова

После ухода с поста президента России в 1999 году Ельцин реже играл, но больше появлялся на трибунах как болельщик и переворачивал теннис статусом. Его влияние – в одной картинке:

До появления Ельцина советские теннисисты ни разу не побеждали на турнирах «Большого шлема», но трижды доходили до финалов: дважды – на «Уимблдоне», еще раз – на «Ролан Гаррос». При правлении Ельцина и после него россияне 12 раз брали большие турниры:

  • пять раз – Шарапова;
  • по два – Сафин, Кафельников и Кузнецова;
  • один раз – Мыскина.

«Особенно запомнился момент, когда Женя Кафельников забыл игровую форму в гостинице. До выхода на корт совсем немного времени оставалось. Чтобы спасти ситуацию, Борис Николаевич отправил за Жениной сумкой свой кортеж», – вспоминал врач сборной России Сергей Ясницкий.

Если у Ельцина не получалось заглядывать на крупные соревнования, он специально просыпался по ночам и следил за трансляциями по телевизору. Чтобы увидеть, как Кафельников возьмет золото Олимпиады-2000 в Сиднее, Ельцин встал в 6 утра и сразу после победы поздравил его по телефону.

Появление на стадионах – еще больший фейерверк. В 2002 году сборная России в Париже обыграла Францию (3:2) и впервые в истории выиграла Кубок Дэвиса. Ельцин сидел на трибунах и вскипел от радости: растолкал охрану, перелез через ограждение и побежал на корт, чтобы обнять победителей. В Москве на награждении он потребовал на сцену флаг России и снова поддался эмоциям: «Я горжусь тем, что я россиянин! Такого еще не было в истории страны и истории Кубка Дэвиса! Да здравствует Россия! Да здравствуют наши ребята!».

Ельцин регулярно собирал теннисистов у себя на даче в Раздорах и по несколько часов разговаривал про теннис – в максимально открытой обстановке, без лишней охраны, под чай и пирог, который готовила жена. После смерти Ельцина она продолжила традиции мужа и периодически принимает у себя дома молодых теннисистов.

Больше всего внимания получала Анастасия Мыскина. Ельцин почти не пропускал ее матчи в Москве, специально ездил в Париж на победный финал «Ролан Гаррос» в 2004 году и приглашал на обед, за которым долго обсуждал теннис. «Борис Николаевич отдает все свое сердце и все свою душу теннису. Он самый преданный болельщик, который когда-либо встречался в моей жизни. Я знаю, что Борис Николаевич наблюдал за мной по крайней мере в 10 матчах. И при нем я никогда не проигрывала», – говорила Мыскина за год до смерти Ельцина.

Следил за юниорами, нашел Шарапову, запустил теннисный клуб для правительства

Уровень погруженности Ельцина в юниорский теннис – в истории Шамиля Тарпищева. «Я еду в машине за рулем, звонит мне Борис Николаевич и спрашивает: «Шамиль, а где сейчас в рейтинге Жидкова?». А она стояла в конце сотни, на девяносто каком-то месте. Я говорю: «Борис Николаевич, я за рулем, можно я вам перезвоню минут через 15 – скажу точно?». И он мне такую фразу говорит: «Вот видишь, я интересуюсь теннисом, а ты – нет».

В 2004 году Ельцин и Тарпищев приехали на «Уимблдон». На заднем корте без трибун играла 17-летняя Мария Шарапова. «Посмотрел, сказал: хорошая спортсменка, но типа того, что ей еще рановато выигрывать – много ошибок допускала», – рассказывал Тарпищев. Перед уходом Ельцин спустился к Шараповой в буфет, чтобы пообщаться. Уже в июле Шарапова в финале обыграла Серену Уильямс и первой и последней из россиянок взяла «Уимблдон». Поздравление Ельцина – среди первых.

Ельцин открывал теннисистов в политиках. По его инициативе появился «Президентский клуб» по теннису для членов Правительства РФ. «Клуб, в который его члены могут прийти после работы и отдохнуть, в котором их будут ждать, где им будут всегда рады. Там они могут поговорить, позаниматься спортом, поиграть на бильярде. Придя в клуб с супругой (и только с супругой!), потанцевать. И это тоже можно», – описывал Ельцин цель запуска в книге «Записки президента».

Девиз клуба: «Соображай». Из запретов – ругаться матом: «Поскольку членами клуба являются люди интеллигентные и интеллектуальные, в стенах клуба запрещены нецензурные выражения. Если очень хочется неприлично выразиться – СООБРАЖАЙ!». Ельцин не ругался матом, но иногда допускал его на корте, потому что ценил эмоции.

Первый иностранный член клуба – экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. К политикам добавились люди из культуры, бизнеса, науки, спорта. Пара Ельцина и Тарпищева чаще всего играла против актера Николая Караченцова и телеведущего Бориса Норкина и быстро вошла в топ. Матч против экс-президента Южной Кореи Ро Дэ У и министра из корейского правительства – душная борьба и проверка уровня.

НЕ ПРОПУСТИ ГОЛ
Комментарии (0)
Часто используемые:
Эмоции:
Популярные
Новые
Первые