Сердер Сердеров
Лига чемпионов
РПЛ
чемпионат Хорватии
Футбол
ЦСКА
Анжи
Енисей
Интер Запрешич
Поделиться:

Дагестанец зажигает в Хорватии и рассказывает нам, как перенести звездную болезнь, развал близкого клуба и неудачи с карьерой

Когда-то Сердер Сердеров был талантливым юниором ЦСКА, потом − местным парнем в напичканном звездами «Анжи», потом − обычным форвардом русской провинции.

Сейчас Сердеров все круто поменял. Съездив в пару пристрелочных командировок в Европу (Болгария, Польша), в 2019-м он нашел идеальное место − небольшой хорватский клуб «Интер». Там Сердеров стал лидером и одним из лучших бомбардиров чемпионата.

В разгар успеха Сердеров дал интервью «Голу» вот о чем:

▪ Быть звездой в Хорватии: сколько платят, где живет, с кем общается.

▪ Как не сорвать крышу, если в 16 лет раздаешь большие интервью, а в 17 − выходишь в Лиге чемпионов.

▪ Тот самый богатый «Анжи» − что это было изнутри.

▪ Почему невыносимо сидеть в запасе и зачем забивать гол, если не собираешься его праздновать. 

Восемь интервью за десять дней, шоу Савина, хорватские Химки

− Этой осенью ты напомнил о себе, возглавив список бомбардиров чемпионата Хорватии. Пик внимания прессы уже пройден?

− Я здесь почти год. За это время было 3-4 интервью, а за последние десять дней я даю восьмое.

− Хорватские СМИ писали о тебе?

− Да, по главному каналу даже показывали. Внимания чересчур много. Мне это даже не нравится.

− Тебя можно назвать звездой лиги?

− Здесь не так, как в России − спортсменов узнают. В последнее время чувствую взгляды прохожих, кто-то подходит сфотографироваться.

− Савина ждешь в гости?

− Да, был разговор. Мне написал Гамаль Низамиевич Бабаев − он тренировал меня в детской спортивной школе в Махачкале, а сейчас работает в «Краснодаре». Видимо, там пересеклись, они хорошие знакомые. Посоветовал с ним [с Савиным] связаться.

− Если все-таки приедет, куда ты его поведешь?

− Мы пока что просто переписывались. Если приедет, тогда я придумаю план. Но не буду играть на камеру и что-то выдумывать.

− Это про кого-то конкретного?

− Да, но не буду называть имен. Я смотрю все его программы. Некоторые рассказывают странные вещи, чересчур «интересные» истории.

− Клуб предоставил тебе квартиру и машину. В прошлых клубах было так же?

− В Европе так принято. В Болгарии было так же. В Польше мне сняли квартиру, а машину я сам арендовал.

− С зарплатой все стабильно?

− Вроде да. Как и везде, бывают небольшие задержки. Месяц или даже два – это не задержка. 

− В Запрешиче есть мечеть?

− В Загребе есть. По пятницам стараюсь ездить, если нет игр.

− Ты сравнивал Запрешич с Химками. Чтобы попасть в Загреб, тоже надо отстоять в пробке?

− Здесь такого нет. Если они стоят 5-10 минут, то начинают возмущаться. После московских пробок в любом городе тебе будет легко.

− Насколько мне известно, твоя зарплата сейчас около 3 тысяч евро. Эта цифра близка к истине?

− Нет, больше, конечно.

− Окей, отталкиваясь от этой цифры, во сколько раз была больше зарплата в «Анжи»?

− В три раза.

«В какой-то момент бывает у всех молодых: ты чувствуешь себя звездой, хотя ты вообще никто»

− В 16 лет ты уже давал интервью ведущему изданию. От такого не срывало крышу?

− Вроде нет. В какой-то момент, может, чуть сорвало, но позже.

− От чего именно?

− В какой-то момент расслабился в «Анжи». Так бывает у всех молодых. У кого-то это годами тянется, а у меня пару месяцев было. Внутри ты чувствуешь себя звездой, хотя ты вообще никто. Появляются какие-то понты, ненужные интересы, которые отвлекают от футбола: машины, шмотки. Обращаешь на это внимание, хотя это вообще не нужно. У меня рядом были старшие, которые по шапке дали один раз, и я сразу пришел в себя. А я помню таких игроков, имена не буду называть, которые прям вальяжные такие были.

− Про футболистов с Кавказа периодически пишут, что они «переписанные». Как ты думаешь, с чем это связано?

− Внешний вид. У русского пацана может и в 30 борода не вырасти, а у кавказца она уже в 16, ха-ха-ха.

− То же самое говорили и про тебя. В командах подкалывали по этому поводу?

− Когда уже в основе ЦСКА был, ребята постарше шутили: «Старик! Старик!». Это не только мне. Нас было пять кавказцев в команде, всех так называли.

− Дебют за ЦСКА матчем в Лиге чемпионов в 17 лет. Что тебе сказал Слуцкий перед выходом на замену?

− Я точно помню, что до этого я 15 игр сидел в заявке и ни разу не выходил. И тут мы проигрываем «Лиллю» 0:2. Меня выпустили на 8-9 минут. Он попросил больше играть вперед, брать на себя, бить по воротам. Понятно, что я и так был заряжен, плюс слова тренера придавали сил. Тем более терять было нечего.

− То, что ЦСКА уступал, помогло тебе? Или ситуация давила?

− Нет, никак не давила. Когда я выходил за «Анжи», и счет был нулевым, или мы проигрывали, мне было легче. Хотелось помочь команде. Ты выходишь свежим, чтобы забить. А если команда ведет, то атакующему игроку труднее. Можно просто не войти в игру. Думаю, у всех так.

− Из ЦСКА ты отправился в «Анжи», который тогда покупал звезд и становился топ-клубом. Зачем?

− На тот момент я уже 2-3 месяца не играл даже за дубль. Я уже точно знал, что ухожу из ЦСКА.

Если ты спрашиваешь меня насчет денег, то у меня не было такого контракта в «Анжи» поначалу. Просто я вернулся домой, плюс возможность поиграть, потренироваться с такими звездами, чему-то у них научиться. Я перешел игроком дубля, а уже через два месяца дебютировал в главной команде. Я считаю, все правильно сделал, потом ни о чем не жалел.

− Кто из тех звезд напрягался меньше всех?

− Даже если бы кто-то так приехал, мы бы это не заметили, потому что они были реально очень сильные футболисты. Меня удивил трансфер Виллиана. В то время «Шахтер» очень сильно гремел, у них такая банда была, которая потом по Европе разлетелась. Я знал, кто такой Виллиан и был уверен, что он перейдет в европейский топ-клуб. А он приехал в «Анжи» в расцвете сил. На первой тренировке сразу стало понятно, что за игрок.

− Сколько раз ты видел Керимова?

− Очень много раз. Почти каждую неделю у нас был командный ужин. Он приезжал туда. Часто на выездных играх заходил в раздевалку.

− Были опасения, что он относится к клубу как ко временному проекту?

− Ничего такого не было. Были грандиозные планы. Мы стали третьими и в Кубке проиграли ЦСКА. На следующий сезон была задача стать чемпионами, попасть в Лигу чемпионов. Я даже не знаю, как так все случилось.

− У иностранцев были опасения перед первыми полетами в Махачкалу?

− Вообще этого не чувствовали. Иностранцы спокойно, с удовольствием приезжали в Махачкалу, никаких проблем не было. Вокруг было много охраны. Никто из них этого не показывал. Они даже говорили, что видели разницу между русскими и дагестанцами. Их вот это интересовало. Я помню, кто-то из них спрашивал: вы же все россияне, почему тогда такие разные? Им приходилось объяснять, что Россия – многонациональная страна с различными республиками.

− Как ты узнал о смене курса в «Анжи»?

− Я был в «Урале». Ночью пришло сообщение от местных игроков − дагестанцев, – что все меняется. Утром прочел, созвонился с Алишкой Гаджибековым, узнать, что произошло. Он ответил, что Габулову и кому-то еще сообщили, что в ближайшие дни все поменяется.

− Следишь за дагестанским футболом сейчас?

− Я слежу за всеми дагестанцами, кто играет в ФНЛ, Премьер-лиге и других чемпионатах.

− Я больше спрашивал про клубы. Поясни, зачем в Махачкале три команды ПФЛ?

− У нас вообще спортивная республика и футболистов тоже достаточно. Раньше как было: если ты не попал в «Анжи», значит завязал. Шамиль Лахиялов создал команду, чтобы у местных была площадка для развития − «Легион». «Махачкала» – новый клуб. И «Анжи» сейчас в такой ситуации... Я вообще не понял, когда три команды появились.

Играть, играть, играть

− В Красноярске ты играл в манеже. Как ощущения?

− Нормально. Ловушка такая была. Возили там всех, ха-ха.

− Многие жалуются, что в манеже нечем дышать.

− Если игроки непривыкшие, минут через двадцать уже задыхаются. Мы-то каждый день там тренировались, нам нормально было. Так что можно с этим согласиться.

− В мае прошлого года ты приезжал в Махачкалу в составе «Енисея» и не праздновал забитый пенальти. Поясни, зачем идти к точке в таком случае?

− Я не хотел праздновать, но хотел забить бывшей команде. Я играл в семи клубах, если буду против них играть, я должен не хотеть забить?

− Кто-то увидит в этом противоречие.

− Не празднуя, я показываю уважение болельщикам, но забить хочу. Я выхожу на каждую игру с целью забить.

− Почему из клуба, вышедшего в РПЛ, ты уехал за границу – в Польшу?

− Команда вышла в Премьер-лигу, приехали новые игроки. Встал вопрос, буду ли я играть. Мне не восемнадцать, и я поехал дальше. Я знаю, что надо играть. Когда играешь, ты приходишь домой в хорошем настроении, как бы ни сыграл, потому что знаешь, что ты свое дело делаешь. Когда не играешь, дома ни с кем не разговариваешь. Надо играть, играть, играть. Нельзя сидеть. Если бы у меня была лет в восемнадцать такая голова, как сейчас, наверное, все бы по-другому сложилось.

− Что бы ты поменял в первую очередь?

− Был момент, когда в «Анжи» я полгода не играл. И я сам не был готов куда-то уехать. Если ты в большом клубе, надо ехать в аренду, чтобы вернуться уже готовым футболистом. Когда ты полгода не играешь и выходишь, то тебе надо удивить: забить или отдать. Это очень трудно.

− В Кракове ты играл за одну из двух главных команд города. Говорят, это одно из самых горячих дерби восточной Европы. Как оно чувствуется изнутри?

− Мы одну игру дома сыграли. Болельщики, как я слышал, даже друг друга режут. В Польше очень порадовало, что люди ходят. Поют всю игру. Много хороших команд и стадионов с хорошей атмосферой. Там умеют болеть.

− Насколько важно играть при полных трибунах, даже если они болеют против?

− Очень важно. Ты ощущаешь себя футболистом, что кому-то это нужно, что кто-то это смотрит. Когда нет болельщиков, играешь как будто товарищескую игру и не ощущаешь этого накала.

− Три года назад тебе предлагали сделать азербайджанский паспорт и заиграть за национальную сборную. Почему ты отказался?

− Не готов был. Мне предлагали перейти в «Сумгаит», получить гражданство и потом заиграть за сборную. Но мне это все не понравилось.

− А сейчас?

− Сейчас тоже не готов.

− Какие планы на будущее?

− У меня контракт до лета. Я не знаю, что дальше будет. Каждое трансферное окно про футболистов ходят слухи, разговоры о переходе. Ты начинаешь об этом думать, отвлекаться. Я сейчас все доверил своему агенту. Будет что-то официальное – позвонит, пообщаемся, решим. Тренируюсь, выхожу на игры, а остальное неважно.

Не уходи, пока не подпишешься на наши соцсети