Деонтей Уайлдер
бокс
Поделиться:

Болезнь дочери привела Уайлдера в бокс. В итоге: неуязвимость, книжки про победы для детей, вдохновение для города

Прагматика Деонтея Уайлдера – исключительность и буквальность: 43 боя на профессиональном уровне, 42 победы, 41 нокаут, одна ничья (с Тайсоном Фьюри). Офигенно для боксера, вынужденно попавшего на ринг в 19 лет и шагнувшего в профи в 21?

Панчер с абсолютными результатами, который доказывает: а) стать лучшим в неизвестной среде, если этого реально хотеть – возможно; б) талант без труда – пустое. Чемпионская философия: «Для меня ринг – джунгли.  Я в них лев. Иногда мне кажется, что я сам создал этот вид спорта – бокс. То, как я двигаюсь, как думаю, как вижу. Мои тренеры что-то говорят, но я это уже знаю».

***

Деонтей Уайлдер – уникум. Так всегда считала его бабушка по материнской линии. Ее строгий запрет родителям – не применять телесные наказания к ребенку. «Она всегда говорила, что я помазан богом и что мне суждено быть великим и совершать великие дела в этом мире», – говорит Уайлдер. Бабушка умерла до того, как внук стал чемпионом мира, но вложила в него силу и уверенность.

Это не типичная история про трудное детство, криминальный район и негативное влияние среды: мини-район Вест-Энд в 12 домов в городе Таскалуса штата Алабама, изоляция от наркоторговцев, информированность родителей о любых неприятностях детей от соседей. Уайлдер с детства не боялся труда и вместе с братом и сестрами впитывал трудовую этику: «Мое воспитание – это работать, работать, работать. Подстригать траву, мыть и чинить машины – то, что я видел, глядя на отца. Мы никому не звонили, чтобы что-то исправить. Мы знали, что папа сделает все сам. Он повлиял на нас, чтобы мы делали все сами и не зависели от людей».

Труд, вера, воспитание. Уайлдер помогал родителям и каждую неделю ходил в церковь, даже если не хотел: «Бог очень важен в моей жизни. В детстве мне приходилось ходить в церковь. Тогда я ничего не понимал, но теперь понимаю. Люди спрашивают, почему я верю в то, чего не видно. Но мы верим во все вещи, которые не видим и не можем удержать: воздух, свет или любовь». После школы Уайлдер поступил в колледж, играл в баскетбол и копил деньги на университет. Детские фантазии быстро накрыла взрослая реальность, когда в 19 лет он стал отцом.

«Когда я смотрю на нее, иногда мне хочется плакать. Если бы не она, я не был бы чемпионом и не мог помогать ей и другим моим детям. Найя – чудо-ребенок. Все мои дети вдохновляют меня быть лучше».

Найя родилась недоношенной и с жутким диагнозом – расщепление позвоночника. Без денег и дотошного лечения дети с такой проблемой всю жизнь остаются в инвалидном кресле. После появления дочери Уайлдер оставил колледж и нашел сразу три работы, чтобы погашать чеки за лечение: водил пивной грузовик и устроился в несколько сетевых ресторанов. Он садился за руль в 6 утра (иногда в 4:30), за день перевозил и разгружал до тысячи ящиков с пивом и работал, пока не выполнит весь план. «Я считал это утренней тренировкой», – бодрится Уайлдер.

После занятий в колледже Уайлдер шел с другом в кафетерий и обсуждал, что делать дальше. Решение – бокс: «Я думал только о деньгах. Мы понятия не имели об этом процессе. Я думал, что все зарабатывают много денег, просто выходя на ринг. Я сосредоточился на том, чтобы сделать все возможное для поддержки моей дочери».

***

Единственный в округе боксерский зал Skyy Boxing с зеленой вывеской на входе потерялся где-то за городом в помещениях под склады. Уайлдер не знал о нем, потому что футбол и баскетбол масштабом перекрывали само существование бокса в городе.

Тучный, с грязной техникой, без базы, но с безлимитной мотивацией. «Там баскетбольная площадка, если идти вниз по улице», – сказал первый тренер Джей Диас, когда впервые увидел 19-летнего Уайлдера. Диас работал репортером, а в 1995 году вместе с братом Томми переключился на бокс: братья устраивали выставочные бои, а через два года открыли свой зал.

Двухметровый рост и крепкое телосложение позволяли Уайлдеру спокойно вписаться в профессиональный баскетбол. Бокс стал испытанием и внутренней перестройкой: «Я ненавидел драться. Однажды я пришел домой в слезах, когда избил ребенка. Я молился богу и просил помощи. Но я знал, что заработаю этим на жизнь». После тренировок Уайлдер оставался и прокачивал технику. Три работы и 10-часовая загрузка не напрягали: в зале он чувствовал себя обновленным.

Через три недели Уайлдер положил на ринг профессионала. «Деонтей тогда еще не владел особой техникой, но он сбил с ног профессионала. Тот встал, посмотрел на меня и сказал: «Что бы ты ни делал, оставь его себе», – вспоминает Диас. Когда Диасу позвонил знакомый тренер и попросил дать на бой легкого соперника, он понял, что Уайлдер в боксе – это серьезно.

12 боев на любительском уровне не испугали его выйти против боксера с 50-60 боями. Тренер соперника опасался, что его боксер травмирует Уайлдера. Зря: тот валялся в нокауте уже в первом раунде. «Когда Деонтей пришел в зал, он не был феноменом. Если смотреть его первые бои, это полный хаос, когда он качается в стороны так сильно, как только может. Есть много парней с талантом, но у многих из них нет того, что толкает их на следующий уровень», – объясняет Диас.

За три года Уайлдер собрал 21 победу и поехал на Олимпиаду в Пекин, где взял бронзу. Через три месяца – дебют среди профессионалов. Уайлдер монетизировал талант: «Посмотрите правде в глаза: нет ничего похожего на бокс. В одну минуту вы можете быть бедным, а в следующую – самым богатым человеком в мире».

***

Район Вест-Энд населяют чернокожие бедняки и рабочий класс. В 40-е годы люди собирались вокруг радио, чтобы послушать трансляцию боев Джо Луиса, теперь – молятся на Деонтея Уайлдера. В детстве его цепляли Эвандер Холифилд и Рой Джонс-младший. За ними он следил по телевизору, а потом сам стал легендой. «Он приносит надежду черной общине в Таскалусе», – говорит брат Уайлдера Марцелл. В 2018 году Марцелл дебютировал среди профессиональных боксеров.

Уайлдер – вдохновение и мотивация. В 2011 году над Таскалусой пронесся торнадо. Ущерб составил 2,4 миллиарда долларов, 64 человека погибли. Уайлдер присоединился к благотворительным организациям и помог пострадавшим: раздавал на улицах еду, воду и одежду и просто подбадривал.

«Я помогал с едой и вещами. Ко мне подошла семья, которая потеряла все. Их отец сказал, что встреча со мной сделала его день. Я ничего не понимал. Я сказал ему, что у меня есть дом, куда я могу пойти, а все, что было у них, – одежда за их спинами. Для него это не имело значения, потому что материальные ценности временны. Для меня большая честь, что я скрасил его день, несмотря на торнадо».

Отдельная любовь и ценность – дети. Спортивный шаг Уайлдера спас дочь Найю от инвалидности: она самостоятельно ходит без костылей, но прихрамывает. Для остальных детей Уайлдер написал книгу о чемпионстве в супертяжелом весе с понятным посылом – трудиться, не сдаваться и не бояться давления окружающих. «Наверное, я напишу еще одну детскую книгу, потому что мне нравится быть отцом, и я люблю детей», – говорит Уайлдер.

Параллельно он спонсирует тренажерный зал в Коффивилле и учит детей боксу: «Мы сделали это, чтобы убрать детей с улицы и дать им возможность чем-то заняться. Сердцу приятно, когда дети счастливы и физически активны. Может, однажды они станут чемпионами».

«Как только я перестану учиться, я уйду. Я поставил себе цель – 10 лет в этой профессии. Я всегда хочу учиться. Чтобы перейти от хорошего к великому. Когда стану великим, хочу перейти от превосходного к великолепному. До блестящего. Там всегда есть уровни – я хочу достичь их всех».